Случайно залетевшие в Европу дальневосточные степные коньки основали там новые места зимовки

Бывает, что птицы, особенно молодые и неопытные, оказываются далеко за пределами своих ареалов — как гнездовых, так и зимовочных. Такие случаи называют залетами. В 2003 году английские орнитологи Джеймс Гилрой и Александер Лис высказали гипотезу, что осенние залеты могут приводить к формированию новых зимовок, удаленных от основного зимовочного ареала. До недавнего времени никаких веских подтверждений у нее не было, но в работе, опубликованной в конце прошлого года, французским орнитологам удалось подтвердить гипотезу Гилроя и Лиса на примере степного конька (Anthus richardi). На юге Европы возникла новая зимовка этого вида, гнездящегося в северной Азии и в норме проводящего холодное время года на юге этого континента. Способствовать этому могло потепление климата.

Степной конёк (Anthus richardi) — относительно мелкая птица (весом чуть больше 30 г), гнездящаяся в азиатской части России, в Монголии и на северо-востоке Китая (рис. 2). Коньки — птицы перелетные и, как большинство сибирских и дальневосточных видов, они зимуют на юге Азии.

Однако, степных коньков изредка видят и в Европе — на юге Франции, в Испании и Италии. Это не уникально: ряд сибирских перелетных птиц, в норме зимующих в Азии, иногда встречается и в Европе. Чаще всего это происходит осенью, и речь идет о залетах (случаях, когда особь оказывается в нехарактерном для своего вида и данного сезона месте), причем, как правило, молодых птиц. Предполагают, что они оказываются в Европе из-за каких-то ошибок в ориентации. Что это за ошибки и почему они возникают — пока непонятно.

Традиционно считается, что в большинстве случаев залет — это тупик. То есть, что попав в новые непривычные условия, птица никогда не вернется домой и погибнет, не оставив потомства. Надо сказать, что у мелких птиц смертность и так очень высока. Они живут в среднем всего 1–2 года, и многие, особенно молодые, погибают на миграции и зимовке. Поэтому неудивительно, что шансов вернуться домой, на места гнездования, у редких залетных особей весьма мало.

Когда группа французских орнитологов проанализировала динамику числа встреч степных коньков за последние 40 лет, выяснилось, что число наблюдений этого вида во Франции возросло с 3–6 регистраций за год в 1981–1993 годах до 144 птиц (рис. 3). Именно столько коньков насчитали орнитологи и любители птиц в 2018 году. При этом число регистраций других залетных сибирских видов во Франции за этот же период существенно не изменилось. Значит, увеличение числа коньков не связано с тем, что их просто стали чаще замечать — например, из-за того, что увеличилось число любителей птиц, а их компетенция в среднем возросла.



Рост числа наблюдений коньков во Франции мог быть связано с увеличением числа залетов. Это самое просто объяснение. Но авторы обсуждаемой статьи предположили, что перед нами намного более интересное явление — формирование новой для этого вида зимовки, чему могло способствовать в том числе изменение климата.

Как уже говорилось, в дальние залеты обычно вовлекаются молодые птицы, вылупившиеся летом (то есть на момент вылета им всего несколько месяцев от роду). Поэтому в первую очередь орнитологи выяснили возрастной состав зимующих птиц. Для этого в зимние периоды 2018–2021 годов на юге Франции и северо-востоке Испании они поймали 81 конька. Надо сказать, что это было отнюдь не просто. Вспомним, что во всей Франции за год максимально зафиксировано 144 особи! В ходе кропотливых поисков надо было найти одиночного конька или их стайку, установить паутинную сеть, предназначенную для отлова мелких птиц, а затем пытаться приманить к ней коньков, проигрывая через динамик трели этих птиц. По некоторым особенностям окраски, держа птицу в руке, можно отличить совсем молодую особь от старших. Оказалось, что среди пойманных коньков 34,6% были взрослыми. Это нормально для мелких воробьиных птиц: они живут обычно всего несколько лет и около половины размножающейся части популяции составляют годовалые особи. Значит, это не просто залеты, раз в них столь активно вовлечены взрослые коньки.

Каждую пойманную птицу метили, вешая алюминиевое кольцо с уникальным номером на одну ногу, а цветную метку с кодом из букв и цифр — на другую. За первые два сезона (2018–2019) было поймано 68 коньков. А в 2020 и 2021 годах значительные усилия были направлены также на поиски меченых птиц. И, действительно, удалось обнаружить (увидеть или поймать) 11 из них. Двух коньков отмечали даже в два последовательных года. То есть птицы не только зимуют во Франции, но могут быть верны этой новой зимовке на протяжении нескольких лет (фактически — всей жизни птицы).

На этом манипуляции с отловленными птицами не заканчивались. В 2019 и 2020 годах на юге Франции семи конькам повесили на спину геолокаторы уровня освещенности (см. light level geolocator, обычно эти устройства сокращенно называют GLS — от global location sensor). Это небольшое электронное устройство (в обсуждаемой работе они весили всего 0,74 г), записывающее два параметра: время и уровень освещенности. Это позволяет примерно определить географическое положение локатора в каждый из дней его работы, так как продолжительность светового дня и время солнечного полудня зависят от географической широты и долготы. Естественно, для этого птица весь день должна провести в одной точке — то есть не находиться в миграционном полете. В настоящее время только такие устройства позволяют выяснять детали миграции мелких птиц. Технические более сложные приборы, как, например, спутниковые передатчики, для них слишком крупные.

Трудность работы с геолокаторами уровня освещенности в том, что они не передают информацию: птицу надо снова поймать, снять с нее геолокатор, и только тогда можно будет узнать, где она побывала за прошедший год (именно столько гарантировано работают такие устройства). И все же, несмотря на очевидные трудности с поимкой, французским орнитологам удалось повторно поймать трех птиц и прочесть историю их перемещений. Удивительно, но все они провели лето в Новосибирской области (на крайнем западе гнездового ареала) и одна из них, судя по всему, размножалась (это птица BW372 на рис. 4). При этом пути миграции у всех были разные.



Так что перед нами действительно возникновение новой европейской зимовки. Судя по всему, произошло это в последние десятилетия за счет залетных особей, сумевших возвратится к себе на родину.

Авторы статьи полагают, что возникновение европейской зимовки может быть связано с потеплением климата. Для изучения этого вопроса они проанализировали базовые климатические переменные (температура, осадки, индекс аридизации) и характер местообитания (открытое или закрытое) в местах зимних встреч степных коньков. Авторы воспользовалась открытыми базами данных так называемой «гражданской науки» — в них выкладывают свои наблюдения орнитологи-любители и бердвотчеры. Это, например, ebird.org, inaturalist.org и некоторые другие. Таких наблюдений (зимних встреч с конкретными датами и географическими координатами) оказалось 6717 для Азии и 1268 для Европы. В свою очередь, климатические базы данных были использованы для характеристики каждой локации, где были отмечены коньки. Усредненные за 1970–2000 годы индексы аридизации были взяты с сайта cgiarcsi.community. А средние (за 1979–2013 годы) значения температуры и осадков — с сайта chelsa-climate.org. Анализ этих данных позволил оценить зимнюю «климатическую нишу» степного конька. Далее авторы посмотрели, как количество потенциально подходящих местообитаний изменилось на юге Европы между 1961–1999 годами и 1990–2018 годами. Оказалось, что изменилось — причем именно на юге Франции и северо-востоке Испании условия для зимовки степного конька стали более благоприятными (рис. 5).

Таким образом, не исключено, что вызванное потеплением климата увеличение числа пригодных мест способствовало тому, что все больше залетных молодых коньков благополучно переживали зиму и возвращались домой. В последующем они снова прилетали зимовать в Европу. Впрочем, влияние потепления климата остается только предположением. Ведь, как видно из рис. 5, количество «потерянных» в качестве потенциальных мест зимовки районов едва ли не больше, чем «приобретенных» за последние несколько десятилетий.

Источник: Paul Dufour, Christophe de Franceschi, Paul Doniol-Valcroze, Frédéric Jiguet, Maya Guéguen, Julien Renaud, Sébastien Lavergne, Pierre-André Crochet. A new westward migration route in an Asian passerine bird // Current Biology. 2021. DOI: 10.1016/j.cub.2021.09.086.

Алексей Опаев

0 0 голоса
Рейтинг статьи

Опубликовано: 02.02.2022 в 01:59

Автор:

Категории: Наука и технологии

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии