РОКОВАЯ ОШИБКА ФРИСКЕ И ЗАВОРОТНЮК: УМЕРЕТЬ В МУЧЕНИЯХ МОЖЕТ КАЖДАЯ ЖЕНЩИНА

Жанна Фриске, Анастасия Заворотнюк, Анастасия Хабенская. Этих трёх звёзд объединяет один страшный диагноз: рак мозга. И тот факт, что все они прошли перед болезнью через экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО). Всю Россию потрясли их трагедии. Эксперты строили версии, говорили о возможной связи процедуры с болезнью. Доказать пока никто не смог. Но самое страшное, что серьёзно подорвать своё здоровье или вовсе умереть может любая женщина, сделавшая ЭКО.

Марина – опытная суррогатная мать. Она выносила и передала «биологическим родителям» четверых детей, одного за другим. Подрастают и двое своих сыновей, оба уже в средней школе. Семья ютится втроём в крохотной хрущёвке на окраине города. Когда-то женщина думала, что выберется отсюда, «поработав» сурматерью. Но сейчас все её деньги уходят на лечение последствий.

Щитовидка полетела, почки почти не работают… Нужна операция, но денег на нормальную клинику нет. Сначала казалось – вот-вот и прорвусь, детей на ноги поставлю, квартирный вопрос решу. Это же не моя квартира – бывший муж в любой момент может попросить съехать. Пока молчит, и на том спасибо. Мне 35 лет, и больше я никогда не смогу иметь детей. Цикл «гуляет», иногда пропадает на несколько месяцев. Миомы в матке растут, ну хоть не рак… пока. Тоже оперировать нужно, тоже денег нет,

– перечисляет свои беды женщина.

На первый контракт она решилась, когда муж потерял работу и набрал кредитов, пока искал новую. Марина всё с ним согласовала. Познакомилась с семьёй, они показались вполне приятными людьми. Убедила себя, что всем будет только хорошо. Потом – анализы, подготовка, уколы, гормоны, процедуры. Беременность. На малыша после родов советовали не смотреть, но женщина не удержалась: увидела. Снится ей с тех пор. И остальные отданные чужим людям дети тоже.

После первой своей суррогатной беременности Марина поправилась на 32 килограмма. Муж ушёл к другой, оставив одну с детьми, и она решила рискнуть попробовать сурматеринство снова. Потом ещё и ещё. Каждый раз казалось: вот-вот и прорвётся, выберется из нищеты. Но деньги уходили на старые долги (по закону общие с бывшим уже мужем) и восстановление. Женщина теряла стаж. Кто будет ждать сотрудницу из бесконечных декретов?

После последних родов врачи вынесли вердикт: всё. Больше детей нельзя, даже своих. Потом была депрессия и лечение в психоневрологическом стационаре. Смешались мысли об отданных детях, ужас разочарований и потерь. Сейчас, в 35 лет, Марина выглядит почти пожилой женщиной: рыхлая кожа, редкие волосы, лишний вес. И потухший взгляд. Говорит:

На сайтах красивых клиник об этом не рассказывают. Наши судьбы потом никому не интересны. Мы – использованный товар.

Лоббисты ЭКО в России любят называть суррогатное материнство «вспомогательной репродуктивной медициной», укрепляющей семьи и здоровье женщин. Они молчат о последствиях, с которыми сталкиваются те, кто продал свои тела для вынашивания детей чужим людям.

Часто используется аргумент, что любая беременность – это гормональная нагрузка с непредсказуемыми последствиями. Нет! Сравнивать ЭКО с обычной беременностью нельзя. Мы размножаемся не почкованием. Наш организм естественным образом готовится к беременности, так устроена природа. Как можно вмешиваться в гормональный фон и говорить, что разницы с естественным процессом не будет? Я практик. И я видела множество страшных последствий ЭКО. Но об этом все молчат!

– возмутилась в беседе с Царьградом гинеколог-эндокринолог, доктор медицинских наук Ирина Филатова.

https://vk.com/video-75679763_456264078

«При естественной беременности организм медленно, нежно перестраивается к родам. Это – физиологическая норма. А когда женщину искусственно пичкают гормонами, вызывают у неё овуляцию, когда раздуваются яичники? Иногда при синдроме гиперстимуляции они просто разрываются», – рассказала медик и продолжила:

Бывает, женщина попадает в больницу с таким воспалением, что еле вытаскиваем с того света! Но об этом же не рассказывают, об этом не говорят.

Ирина Филатова также рассказала, что из её наблюдений в большинстве случаев у суррогатных матерей начинается ранний климакс, срок сдвигается минимум на десятилетие. Часто присутствует и метаболический синдром, при котором пациентки резко набирают вес или катастрофически худеют. Нередки даже психопатии и психозы, и причины их, по словам эксперта, совершенно понятны:

Когда женщина носит ребёнка – она реагирует на его движения внутри себя определённым образом. А тут всё иначе. Некоторые не могут потом спать. Им не прикладывали ребёнка к груди, но они его помнят. Это же у них не первые роды. У них бывают страшные депрессии: зашкаливают после родов гормоны, окситоцин и пролактин, ведь им же надо кормить. Некоторые доходят до суицидальных мыслей. Не едят, не пьют. А надо ещё заниматься своим ребёнком, а то и не одним!  

От последствий ЭКО страдают не только суррогатные матери, чьим здоровьем после выполнения контракта никто обычно не интересуется. Женщины, решившиеся на этот отчаянный шаг ради продолжения собственного рода, тоже в группе риска. Среди них – звёзды, за которых переживают миллионы поклонников.

Сейчас вся Россия волнуется за Анастасию Заворотнюк. Она скрывается от глаз общественности с 2019 года, известен только страшный диагноз: глиобластома, опухоль мозга. Дочь актрисы Анна уходит от вопросов о состоянии мамы, но из немногочисленных ответов понятно – ситуация тяжёлая. Незадолго перед тем как звезду поразила эта мгновенно развивающаяся болезнь, почти не оставляющая шансов выжить, Заворотнюк сделала ЭКО и родила свою младшую дочку Милу.

МНОГИЕ В РОССИИ СЕЙЧАС ВОЛНУЮТСЯ ЗА АНАСТАСИЮ ЗАВОРОТНЮК. ФОТО: KOMSOMOLSKAYA PRAVDA / GLOBALLOOKPRESS  

В июне 2015 года не стало самой яркой вокалистки «Блестящих» Жанны Фриске. После рождения сына Платона, для появления на свет которого она также прибегла к экстракорпоральному оплодотворению, певица стала жаловаться на головные боли. Однажды у неё буквально подкосились ноги, звезда обратилась в клинику… Диагноз – глиобластома. Певица боролась за жизнь два года. На последних фотографиях этой некогда яркой, пышущей здоровьем женщины – обессиленный, неузнаваемый человек в инвалидной коляске. После смерти Жанны вдовец развязал с её родителями войну за наследство. А потом у него родился ещё один ребёнок. Уже естественным, конечно, путём.

В ИЮНЕ 2015 ГОДА НЕ СТАЛО ЖАННЫ ФРИСКЕ. ФОТО: PRAVDA KOMSOMOLSKAYA / GLOBALLOOKPRESS  

Ещё одна страшная история из мира звёзд, где ЭКО соседствует с глиобластомой, случилась с Анастасией Хабенской, супругой знаменитого русского артиста. О своём диагнозе она узнала ещё во время беременности. Сразу после родов пришлось делать операцию. Потом ещё одну. Спасти жизнь Анастасии не смогли ни лучшие американские онкологи, ни большие деньги. В память о своей любимой безутешный Хабенский основал фонд помощи онкобольным детям. Увы, жену ему это уже не вернёт.

Закон о запрете суррогатного материнства для иностранцев должны рассмотреть в Госдуме 25 января. Инициаторами выступили вице-спикеры палаты от «Единой России» Пётр Толстой и Анна Кузнецова, глава комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Василий Пискарев, глава комитета по развитию гражданского общества Ольга Тимофеева и сенатор Маргарита Павлова.

Но в парламентском комитете по вопросам семьи, женщин и детей уверены: этого недостаточно. Суррогатное материнство в России должно быть запрещено совсем. Главное – справиться с лоббистами.  

Мы должны запретить продажу наших детей не только за рубеж, иностранным зарубежным усыновителям, что заложено уже в законе, который будет рассматриваться 25 января. Любопытно: один из авторов закона сказал, что мы должны поток продажи наших детей прекратить за рубеж. А внутри России можно? Я расцениваю суррогатное материнство как куплю-продажу, как ущемление права женщины на материнство, как ущемление прав ребёнка воспитываться в своей семье своими родителями,

– уверена глава комитета Нина Останина.

В большинстве развитых стран суррогатное материнство уже запрещено. Например, во Франции, Германии, Швеции, Италии, Китае, Японии, Канаде, Индии, Камбодже, в некоторых штатах США. Разрешено оно в Великобритании, Нидерландах, Испании, Дании, Румынии и Болгарии, но только на «благотворительной», некоммерческой основе. Кстати, каждый раз, когда финансовую составляющую из этого уравнения убирали – количество суррогатных матерей падало до единичных случаев.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ КОМИТЕТА ПО ВОПРОСАМ СЕМЬИ, ЖЕНЩИН И ДЕТЕЙ НИНА ОСТАНИНА. ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ПРЕСС-СЛУЖБОЙ НИЖНЕЙ ПАЛАТЫ ПАРЛАМЕНТА / АГН «МОСКВА»    

По мнению Останиной, юридически запретить ЭКО в России несложно, достаточно внести поправки в семейный кодекс и закон об охране здоровья. Но для этого потребуется политическая воля и преодоление лобби, которое прослеживается и в медицинском сообществе, и в юридическом, и даже в высших эшелонах власти. Для борьбы с ним сейчас формируются очень неожиданные союзы.

Я коммунист. И представьте себе, впервые к коммунистам обратилась русская Патриархия с предложением заключить соглашение о совместной работе над таким законопроектом. Поддержка будет. Но будут и те, кто сопротивляются. Вот Минздрав уже приглашал нам специалиста, который рассказал, как больно, видите ли, смотреть в глаза женщинам, прошедшим несколько неудачных ЭКО. А мне тоже больно смотреть в глаза женщинам, которые родили детей и начали их вскармливать, а этих детей у них отобрали!

Нина Останина заверила, что предпримет всё, что в силах комитета, чтобы не просто сделать проблему ЭКО в России достоянием общественности, но и поднять эту общественность на борьбу.

Коррумпированное лобби пробралось во все эшелоны власти. Но мы справимся. Мы – страна, где традиционные семейные ценности пока ещё не утрачены. Думаю, мы сумеем прорваться через препоны. Последние победы – например, история с QR-кодами – показывают, что мы можем достучаться до руководства страны и сплотиться ради общей цели,

– уверена парламентарий.

Даже без суррогатного материнства экстракорпоральное оплодотворение – это большие деньги, крупная игра.  Самая простая процедура без «отягчающих» стоит от 120 тыс. рублей в зависимости от клиники. Это если женщина проходит её сама, не привлекая суррогатную мать или донора.

Сейчас ЭКО включено в нацпроект «Демография», до 2024 года в России за счёт бюджета проведут около 450 таких процедур – в общей сложности на 54 млрд рублей. С неизвестными последствиями для тех, кто решится на этот отчаянный шаг. Может, эти миллиарды стоит потратить на укрепление здоровья русских женщин, чтобы потребность в ЭКО была как можно меньше? Нет. Это совсем не подходит любителям лёгких путей к большим деньгам.

Источник: kidsomania.ru/

0 0 голоса
Рейтинг статьи

Опубликовано: 24.01.2022 в 17:14

Автор:

Категории: Семья

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии