Я поняла все причины, по которым кричала на ребенка. И ни одна из них не имела к нему отношения

Пару лет назад я написала “Письмо всем мамам, которые кричат на своих детей”. Оно нашло отклик у тысяч матерей. Я не оправдывала крик, но я писала о том, что если вы видите орущую мать, это не значит, что она монстр. Это значит, что ей нужна помощь, она устала, и есть причины, которые разорвали ее нервную систему в клочья. Мама кричит не на ребенка, мама кричит о том, как ей плохо.

Я тоже была кричащей матерью, и за эти два года научилась его контролировать. Своим опытом хотела бы поделиться.

Мама кричит не от того, что она на какой-то момент вдруг разлюбила своих детей (даже если дочка раскрасила стены дорогой помадой, а сынок порезал шторы в гостиной). Мы не разлюбим их никогда. Просто в этот самый момент в нас уже скопилось столько агрессии, что любой повод может дать ей выход. А дети — это та самая безропотная воронка, в которую можно слить свою злость, и мы знаем, что нам за это ничего не будет!

Ребенок не даст нам сдачи, не скажет и слова, согласится со всеми унизительными словами в свой адрес, а потом еще и ручки протянет, чтобы обнять беснующуюся, но любимую маму. И мама, даже если ей жутко стыдно, находит себе оправдание и надеется, что “ну, ничего же страшного не произошло: помирились и хорошо”… Такому поведению мы учимся у близких: сначала у собственных родителей, а потом и у супругов. Слил агрессию на слабого, разрядился и порядок.

Это первая причина, по которой мы орем на детей: накопленной агрессии некуда деваться. Мы не умеем ее экологично с себя снимать. Агрессию накапливают все. Даже неконфликтные домохозяйки. Особенно неконфликтные домохозяйки. Которые разрешают всем родственникам, соседям, знакомым и даже незнакомым людям постоянно топтаться своими сапожищами в их огороде и ломать все заборы. Добрые и безропотные мамы не умеют отказывать, не умеют давать отпор, задвигают себя на самое последнее место. И в какой-то момент у них срывает крышечку, и весь кипяток под высоким давлением окатывает ребенка с головы до ног.

Когда у меня был муж и его многочисленная токсичная родня, я была именно такая жена и мать. Терпела, обтекала и молчала. А когда оставалась с ребенком наедине, срывалась из-за каждого пустяка. Но потом муж сделал ручкой и все вдруг стало хорошо.

Однажды я поймала себя на мысли, что не пришла в бешенство после того, как ребенок опрокинул миску с салатом на пол. Просто сказала: “Черт… Сиди на месте, я сейчас все уберу. Будь аккуратнее в следующий раз”. Мне совсем не хотелось на него орать. Потому что во мне не было скопившейся агрессии, ничто ее не накапливало в таких объемах, как раньше. Ну подумаешь, винегрет. Да и вообще, с кем не бывает. Сама могу опрокинуть что угодно, но орать на себя не буду же при этом.

Вывод ни в коем случае не о том, что гоните, мол, в шею этих мужей. Вывод — для мужчин по большому счету, и он о том, что уважение и заботу женщина заслуживает всегда, даже если она твоя жена и “принадлежит” тебе по документам. Не надо сливать на нее свой плохой день или плохое настроение, или обвинять в том, что ты неудачник. Но, к сожалению, многие думают, что жены для этого и нужны — для разрядки. А потом эта разрядка рикошетит по вашим детям. Хотите, чтобы она не орала на ребенка? Сами на нее не орите для начала. А то получается как в том анекдоте: муж наорал на жену, жена наорала на ребенка, ребенок наорал на кошку, кошка нас*ала всем в тапки.

…Мой ребенок рос, росли потребности и нужды. Мне оказалось трудно устроить его в бюджетный детский сад. На работе появились серьезные проблемы. Заболела мама. И когда на этом фоне я вновь стала кричать на ребенка из-за пустяков (а на меня при этом больше никто не кричал!), я поняла, что есть и вторая причина, по которой я срываюсь на ребенке. Оказалось, что это чувство бессилия.

Обстоятельства, которые я не могу контролировать и влиять на их ход развития, стали накапливаться как снежный ком. Это и был мой самый большой триггер: как только я чувствовала, что теряю контроль над своей жизнью, я приходила в негативное возбуждение, испытывала непроходящее чувство тревоги, превращалась в комок нервов, и в этом состоянии очень остро реагировала на любую оплошность ребенка — разряжалась. Даже на мокрые от снега варежки. Ну типа: “вот же я плохая мать, не доглядела, не захватила вторые варежки, а ты тоже хорош, нужен тебе этот снег!” Ну да, по-детски…

Я научилась контролировать это состояние. Как только понимала, что меня триггерит, что меня вновь захватывают тревожные мысли о будущем, что чувство бессилия растет во мне как на дрожжах, то старалась вытянуть себя из эмоционального мышления в сторону логического. Для этого мне нужно было сосредоточиться на своем физическом теле: попрыгать на месте, подрыгать ногами, пойти умыться ледяной водой, сложить в голове какой-нибудь пример типа 168+217… В общем, остудить эмоции и задействовать рассудок. Вспомнить все, что я контролирую. А это приличный список вообще-то. И похвалить себя за все.

Похвалить себя — это очень важно на самом деле. Мне кажется, недостаток одобрения, который испытывают взрослые, особенно, когда они родители, это тоже причина, выпускающая внутренних драконов наружу. Родителей то и дело пытаются упрекнуть, обвинить, заставить что-то делать, что идет вразрез с их представлениями и желаниями. Родителей очень редко хвалят и одобряют. Мол, ты что ребенок, хвалить тебя? Да нет, потребность в похвале это потребность всех людей, как мне кажется. Мы все всегда сонастравиаемся друг на друга, калибруем свое поведение в желании услышать поддержку и одобрение своим поступкам. И когда слышим только критику, особенно несправедливую и эмоционально приправленную нелицеприятными эпитетами, то очень быстро выгораем, обижаемся… И — та-дам! — срываемся от обиды на ребенка. Поэтому, если вас некому хвалить, хвалите уж тогда себя сами, обязательно балуйте подарочками — шоколадками там, новыми духами. Мама — не отброс в семье.

Возвращаясь к причинам крика. Чтобы разобраться, что же меня выводит из равновесия, я разговариваю с собой. Представляю, что даю интервью или что я на приеме у психолога. Пытаюсь распутать клубок эмоций и выйти на главный страх, маскирующийся под крик. Я практикую этот контакт с собой постоянно. Очень рекомендую. И в тот сложный период с садиком и мамой я поняла, что третья причина, по которой я орала на ребенка — страх осуждения.

Страх — это эмоционально окрашенная реакция. Зачастую — иррациональная. Мы кричим на ребенка, который плохо завязал шарф, якобы потому, что боимся, что он теперь заболеет. Мы кричим на ребенка за двойки, потому что боимся, что он вырастет неконкурентоспособным и станет дворником. И так далее, и так далее… Но на самом деле, если копнуть чуть глубже, это страх выглядеть плохой матерью в глазах “кого-то” важного для нашей самооценки. Разве мы не сможем вылечить сопли ребенку? Сможем, сто раз могли. Но боимся мы в этот момент не простуды, а осуждения со стороны, например, свекрови, которая скажет “вот, недоглядела!”, или со стороны педиатра, которая закатит глаза “что ж у вас, мамочка, ребенок третий раз за зиму болеет?”. Про двойки — та же история. Только чморить нерадивую мать будет уже больший круг “доброжелателей”: и свекровь, и муж, и учителя, и подруги…

Чтобы победить этот страх, нужно найти того “большого брата”, оценки которого вы внутренне боитесь. Моим “большим братом” оказалась… собственная мама. Она тогда заболела, и я на время перевезла ее к себе. И мой дом, мои отношения с ребенком стали видны ей с самого близкого расстояния. Ребенок словно подсвечивал мое несовершенство, в котором мама и так была всегда уверена и не забывала мне об этом каждый раз напоминать: “Кирочка, кто же так кашу варит? Она ж с комочками!”, “Кирочка, это разве компот? Это помои, лучше не делай, кухня — это не твое”, “Кирочка, а почему у ребенка только одна теплая куртка? Тебе некогда заехать в магазин за запасной?”, “Кирочка, а чем ты вечерами занимаешься, почему не учишь ребенка читать? Я тебя читать уже в три года научила”.

С этим страхом жить очень неприятно. Я до сих пор с ним борюсь. Когда мама поправилась и, наконец-то, уехала к себе, мне стало гораздо легче и спокойнее. Но я все равно замечаю, что в дни, когда она звонит, я нервничаю, и боюсь, что могу накричать на ребенка. Хотя я стараюсь отслеживать и свои триггеры, и свои мысли, и вести конструктивные диалоги с собой.

Когда я осознала, что по цепочке передаю ребенку сомнительное наследие — а именно, учу его срывать свое дурное настроение на том, кто слабее тебя, и вообще приучаю к крику как к норме, — мне стало жутковато. Дети не виноваты в том, что взрослые не умеют договариваться, уважать и понимать друг друга. Дети как контейнеры принимают в себя весь наш негатив, прощают его нам, но сами-то — копят. До поры до времени. А потом, когда становятся взрослыми и превращаются в родителей, этот ящик Пандоры с грохотом открывается и… все начинается по новой.

Давайте в качестве наследства постараемся наполнять наших детей не обидами и агрессией, а любовью и пониманием. Будет нелегко. Но кто-то же должен прекратить это уже.

Кира Морозова

Источник: kidsomania.ru/

0 0 голоса
Рейтинг статьи

Опубликовано: 21.01.2022 в 11:11

Автор:

Категории: Семья

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии