Дотянулись до детей: Сегодня – вакцины, а завтра и QR-коды?

Главная новость последних дней: вакцинация добралась до детей от 12 до 17 лет. Их начнут массово прививать от коронавируса вакциной «Спутник М» уже в этом месяце. В феврале стартует вакцинация детей от 6 до 11 лет. Родители опасаются, что и для детей введут систему QR-кодов, а чиновники всячески гасят эти тревоги.

Министр здравоохранения Михаил Мурашко заявил накануне: первую вакцинацию среди подростков проведём до конца года по всей стране. Ситуация, как ожидается, будет достаточно сложной.

Как принять решение о вакцинации ребёнка? Какие существуют противопоказания и как получить медотвод? Обо всём этом в программе «Вакцина правды» ведущая Елена Афонина беседовала с педиатром, экспертом в области иммунологии Игорем Кашабой и медицинским юристом Ириной Гриценко.

Елена Афонина: С детьми и подростками всё довольно сложно. По данным ВОЗ, именно они являются главными распространителями болезни, которая у них, чаще всего, протекает в лёгкой и даже бессимптомной форме. Получается, что дети и подростки представляют собой определённую опасность для взрослых. А есть какие-то цифры по заболеваемости среди детей?

Игорь Кашаба: Готовясь к эфиру, я пересмотрел огромное количество материала. К сожалению, все это зарубежные . Есть данные по Бразилии, по Британии и так далее. А по России статистику я найти не смог.

Надо сказать, что во всех этих х отмечается, что – да, дети являются носителями и распространителями этой инфекции, но сами они болеют, как правило, в лёгкой, как обычная ОРВИ, или бессимптомной форме, практически без осложнений.  

Согласно ещё одному проведённому исследованию, самый тяжёлые случаи отмечаются у маленьких детей до двух лет, заразившихся от мам. Но именно эта возрастная категория не попадает под вакцинацию.

На текущий момент описано два случая смерти детей от ковида – в Британии и в Израиле. И тут тоже есть половозрастная особенность. То есть мальчики болеют тяжелее, чаще с более тяжёлыми осложнениями, чем девочки. Но это понятно, мужчины – они у нас расходный материал эволюции.

К беседе в студии по скайпу присоединился руководитель движения «Родительский отпор», многодетный отец Николай Мишустин.

– Николай Николаевич, скажите, какая реакция у родителей на планы по вакцинации детей и подростков?

Николай Мишустин: Сейчас, когда у нас практически нет результатов исследований и анализа поствакционных осложнений, реакция соответствующая. Ну представьте, в Америке 43 тысячи в год поствакцинальных осложнений, а у нас  всего около 200 случаев. То есть в случае причинения ущерба ничего доказать невозможно.

Кроме того, отсутствует советская медицина. У родителей нет никакой уверенности, что, если будет ПВО, а вакцинируют иногда целыми классами, то государство что-то компенсирует. Поэтому массовое недоверие к современной медицине. Вот сейчас ко мне обратились тысячи родителей Москвы, выступая против проведения тестов.

10 лет назад мы боролись против оптимизации здравоохранения в школах. Медсестёр тогда сократили раз в 10. И теперь в московских школах издали приказ, что тесты могут брать чуть ли не вахтёрши. А всё из-за того, что не хватает медицинских работников.

– Игорь Викторович, о каких тестах идёт речь?

И.К.: Это такие скрининг-тесты для быстрого выявления коронавируса.

Эксперт в области иммунологии Игорь Кашаба. Фото: Телеканал Царьград

– То есть они сейчас в обязательном порядке применяются в школах, если в каком-то классе заболел ребёнок?

И.К.: Скрининг подразумевает быструю массовую проверку абсолютно всех учащихся или всех жителей. Сродни фильтру с измерением температуры на входе в здание. 

– Николай Николаевич, какие ещё есть опасения по поводу вакцинации?

Н.М.: Во-первых, поствакцинальные осложнения. По вакцинации вообще невозможно ничего доказать. А ведь с каким рвением это насильно пытаются провести, с каким прессингом, обманом…

Я приведу один пример. Женщина родила ребенка, постродовой синдром, все хотят жить. А ей говорят: если сейчас ребёнка не вакцинируешь, умрёт всё человечество. Слушайте, сколько этих эпидемий было. Испанка, которая, кстати, Россию вообще не задела. 

– О какой вакцинации новорождённых мы говорим, чем вакцинируют?

И.К.: У нас есть календарь прививок, в нём целый набор вакцин, которые ребёнок должен получить, начиная с первого дня жизни. Первая – от туберкулёза. Все эти прививки приняты официально и применяются повсеместно.

– То есть мы сейчас говорим о тех прививках, которые уже есть…

И.К.: Которые есть в календаре, они официально приняты. И надо понимать, что все прививки – это выстраданная человечеством профилактика, специфическая профилактика инфекционных заболеваний. Вот это очень важный нюанс.

– Многие родители говорят о том, что дети учатся дистанционно. О чём мы тогда волнуемся?  

Н.М.: Мы разработали законопроект, который запретит насильственную дистанционку. Вы знаете, как к такой форме обучения сейчас относятся и как она подрывает здоровье детей. Мало того, что дети теряют зрение, так это ещё такой удар по психике, в целом по здоровью, по нравственности. Последствия от этого куда как более серьёзные, чем от коронавируса. В результате дистанционки мы получим потерянное поколение.

https://vk.com/video-75679763_456266156

– Напомню, что вакцинация детей и подростков «Спутником М» будет исключительно добровольной. Непривитым не грозит перевод на дистант в школах и вузах. Об этом заявил в Минздраве.

Ирина, теперь с вами попробуем обсудить те опасения, которые уже прозвучали. Я почему и спросила: чего боятся родители? Их волнует возможный ущерб, который будет нанесён здоровью ребенка, а точнее, невозможность доказать прямую связь между вакцинацией, неважно, вакцина ли это от гриппа, вакцина ли это от ковида или ещё что-нибудь, и дальнейшими осложнениями, которые возникают у ребёнка.

Ирина Гриценко: Что касается причинения вреда здоровью, то у нас есть достаточно сложившаяся практика, эти дела рассматривают суды. Для этого проводится судебно-медицинская экспертиза, в рамках которой изымаются все медицинские документы, касающиеся вакцинации, и поставлены соответствующие вопросы.

Из них – три главных: было ли ухудшение состояния здоровья, имеется ли вина врачей и какая причинно-следственная связь между действиями врачей и наступлением ухудшения здоровья ребёнка. Если эксперты отвечают положительно, суд выносит решение о том, что иск будет удовлетворён и родители ребёнка получат компенацию. Обычно речь идёт о компенсации морального вреда, но сегодня она уже достигает миллионов рублей в некоторых случаях.

– А кто проводит экспертизу?

И.Г.: Судебно-медицинскую экспертизу проводят специальные учреждения, которые получают соответствующую лицензию. В общем-то, это давно устоявшаяся практика. В нашей стране  эксперты достаточно высокого уровня.

Другое дело, что эксперты в своих выводах опираются на какие-то научные работы и исследования. Я думаю, что им непросто делать выводы о причинно-следственной связи. А если говорить о вакцинации против ковида, то в данном случае исследований действительно недостаточно. И если у экспертов есть определённые сомнения, они никогда не говорят о прямой причинно-следственной связи.

– То есть, если, не дай Бог, возникают какие-то проблемы со здоровьем ребёнка, то доказать, что это случилось именно вследствие вакцинации, практически невозможно?

И.Г.: На сегодняшний день, я думаю, это будет сделать невозможно.

– И мы подошли к следующему вопросу: мы сейчас о чьём здоровье заботимся? Детей и подростков? Или слушаем ВОЗ, что они нам ещё скажут? Это – о детях или забота о здоровье взрослых?

И.К.: Я тут логику не очень хорошо понимаю, если ковидом у нас тяжело болеют, в основном, люди старшего поколения. Но сейчас эта грань сдвигается, со здоровьем у населения всё не очень хорошо.

С другой стороны, дети являются переносчиками. Одновременно ставится цель вакцинировать как минимум 80% взрослого населения. То есть мы создали «подушку безопасности», в 80% случаев взрослые переболеют в лёгкой либо бессимптомной форме. Я не очень понимаю, зачем прививать детей, если взрослые в результате прививки получили свой иммунитет?

Для меня лично гораздо более важно, что у нас за 30 лет, с 90-го года по 19-й год, заболеваемость детей онкологическими заболеваниями выросла в 4,5 раза, эндокринными заболеваниями – в три раза, сахарным диабетом – в три с лишним раза. С моей точки зрения, это гораздо более важная и социальная, и экономическая проблема стоит перед государством, чем прививка.

С другой стороны, как я уже говорил, у нас есть специфическая иммунопрофилактика. На сайте Роспотребнадзора есть 50-страничный документ «Неспецифическая профилактика ОРВИ и гриппа». Это положение разработано как раз для врачей, для работников детских садов и школ. То есть у нас есть огромный опыт неспецифической профилактики.

И эти рекомендации вполне доступны любому родителю, настолько они простые – это и сбалансированное качественное питание в том числе. А оно в школах обеспечивается детям? У нас этого нет. Среди рекомендаций есть и адекватные физические нагрузки на свежем воздухе. А что мы сделали год назад? Заперли всех детей в домах.

Медицинский юрист Ирина Гриценко. Фото: Телеканал Царьград

– А сейчас уже во многих регионах людей старшего возраста из дома не выпускают.

И.К.: Да, это решение, которое вступает в противоречие с рекомендациями того же самого Роспотребнадзора. А ровно через год мы имеем дополнительную смертность в один миллион человек. И это – прямое следствие решений, принятых год назад.

Далее, если мы говорим о вакцинации либо об осложнениях, например, заболеваний у детей, я бы предложил собрать всех ведущих специалистов – педиатров, иммунологов, инфекционистов, вирусологов, эпидемиологов и так далее, посадить их в автобус, вывезти в санаторий куда-нибудь и дать им время на выработку консолидированного мнения о том, что нам нужно делать.

Можем мы вакцинировать детей? Или всё-таки осложнения от вакцинации будут перевешивать тот вред, который может быть нанесён популяции в результате осложнений от заболеваний. И пускай эти уважаемые специалисты примут решение. И тогда у нас будет мнение экспертного сообщества, которое должно являться основанием принятия государственного решения.

– А пока на вопрос «а зачем надо вакцинировать» ответа мы так и не получили.

Давайте предположим, что решение о добровольной вакцинации детей вступило в силу. И родители не хотят прививать своих детей. Но ребёнку уже исполнилось 15 лет, и решение он принимает сам, без согласия родителей. Как в этой ситуации должны действовать родители?

И.Г.: Насколько я понимаю, если начнут вакцинировать детей, то это будет включено в календарь прививок. Скорее всего.

И.К.: Не обязательно. Сейчас уже прививают по эпидпоказаниям.

И.Г.: Если у нас не будет указания главного санэпидврача о необходимости вакцинировать всех детей, тогда сохраняется понятие добровольной вакцинации.

И в данном случае последовательность действий такая же, как и при остальных вакцинациях. Необходимо оформить письменный отказ. Как правило, и это знают все родители, из школы дети приносят справочку о вакцинации. Мы её либо подписываем, либо нет.  Понятно, что 15-летним школьникам такие справки уже выдавать не будут, они сами дают или не дают согласие на прививку.

Можно заранее оформить информированный добровольный отказ от вакцинации, форму можно найти в интернете, заполнить её и сдать в школу.

А когда начнётся общая вакцинация детей, администрация школы обратит внимание на то, что вы написали отказ. Конечно, будет сложнее, если введут обязательную вакцинацию детей, иначе их не допустят в школу. Но мы несём ответственность за наших детей вплоть до 18-летнего возраста, если они что-то натворили. И за их здоровье тоже несём ответственность.

https://vk.com/video-75679763_456265237

– Ирина, ещё один вопрос – это давление со стороны школы или даже шантаж: мы не пустим вашего ребёнка на занятия без прививки. Что делать родителям?

И.Г.: Я думаю, что не надо вести какие-то обсуждения, следует всё записывать. И как только возникнет какой-то прецедент, допустим, вам сказали, что вашего ребёнка не пустят в школу, сразу писать обращение в прокуратуру: такого-то числа ко мне подошёл такой-то человек и сказал то-то.

У нас сегодня очень легко отправить в прокуратуру сообщение. Заходишь на Госуслуги, нажимаешь «Отправить сообщение», и это фиксируется. И будет доказательство при разбирательстве. В любом споре выигрывает тот, у кого доказательств больше. А доказательства начинают готовиться заранее.

И доказательствами могут быть не только записи на бумаге, а даже переписка  в WhatsApp.

– То есть, если вы зафиксировали переписку в соцсетях, в мессенджерах, сохранили её, а ещё лучше – заверили у нотариуса, то это может стать доказательством в суде. Правда, нотариально заверить – процедура недешёвая.

И.Г.: Да, от 10 до 15 тысяч фиксакция переписки, это составление одного протокола.

– И просто факта переписки, которая будет в суде показана, уже достаточно для того, чтобы это было доказательством?

И.Г.: Да, и судья на своё усмотрение может даже не запрашивать нотариальной формы. Он приобщает переписку к материалам дела, а в конце разбирательства выносит решение.

И.К.: Я хотел бы дополнить. Если возникает такая ситуация, должны подключаться родительские комитеты. Сейчас есть все юридические основания для того, чтобы родители могли проверить даже то, чем ребёнка кормят. И, таким образом, выражать своё консолидированное мнение относительно решений, которые принимаются в школе.

– Родительские комитеты у нас достаточно активны, особенно если мы говорим о людях, которые объединяются одной идеей. У меня вопрос индивидуальный по здоровью.

К сожалению, мы видим, как сложно взрослым получить медотвод от вакцинации. А если это касается детей? У взрослых, как правило, уже есть багаж болезней, справок, диагнозов. А дети редко обследуются, из-за чего иногда происходят трагедии. К примеру, на уроке физкультуры ребёнок умирает от сердечного приступа. А никто и не подозревал, что у него проблемы с сердцем. И как сейчас поступать родителям? Срочно идти на диспансеризацию с ребёнком?

И.К.: Сегодня состояние здоровья наших детей действительно не очень хорошее. У меня сын учится сейчас в мединституте. В группе 26 студентов – будущих врачей. И только двое из них имеют 1-ю группу здоровья. Все остальные освобождены от физкультуры.

Вот поэтому у нас бывают такие ситуации, когда выпускник пришёл сдавать ЕГЭ, а у него, предположительно, открылась язва несколько дней назад, и он тут же, на экзамене умер.

Я не хочу сказать, что вакцинация – это плохо. В конце 70-х годов у нас в школе была массовая вакцинация от гриппа, нам всем поставили эти прививки, и мы шли дальше бегать и играть. Но в ситуации с вакцинацией от ковида необходимо узнать мнение экспертного сообщества, перевешивают ли осложнения от болезни возможные осложнения от вакцинации. И прежде всего для детей.

– Ирина, когда мы говорим о вакцинации детей, мы понимаем, что это – первый шаг к введению для них QR-кодов. Каким законам это может противоречить?

И.Г.: Все права граждан, касающиеся здоровья, закреплены в Федеральном законе №323, в соответствии с которым получение медицинских услуг является нашим желанием. Спасать в экстренной ситуации против воли человека, находящегося в сознании, никто не имеет права.

Введение QR-кодов также противоречит положениям этого закона. Как ограничение прав или недопуск куда-нибудь противоречат другим законам. Чтобы вводить официально QR-коды, придётся вносить изменения в несколько законов.

Источник: kidsomania.ru/

0 0 голоса
Рейтинг статьи

Опубликовано: 16.12.2021 в 11:11

Автор:

Категории: Семья

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии