Бабочки: чем питаются эти милые создания?

Тонкость восприятия очень высока. Соленое, правда, чаще не жалуют. А вот сладкое… Так, например, бабочка-адмирал среагирует на сахарный раствор, если вещества в нем будет всего лишь 0,01 моль/л. Человеку в той же ситуации необходимо гораздо больше — 0,02 моль/л.

Безусловно, такая «опция» — сядешь на поверхность и сразу узнаешь, съедобна ли она — чрезвычайно удобна: нет необходимости «выкатывать» хоботок — основной орган вкуса — и тыкать им, допустим, в чашечку лугового цветка, снимая пробу нектара.

Ведь тратить время попусту резона нет… Не следует забывать — жизнь насекомых проходит в недружелюбном окружении: птицы, лягушки, ящерицы и другая живность так и норовят посягнуть на комиссарское (разумеется, нет) нежное лакомое тело самой бабочки. А превратиться из поедательницы медового сока в чью-нибудь трапезу трепетная летунья вряд ли испытывает жгучее желание.

Спрятаться от хищников ей помогает и собственный — иногда достаточно замысловатый — узор на крыльях. Может притвориться травой, веточкой, цветком или былинкой. Те же совки (лат.Noctuide), чтобы не стать добычей, с успехом прикидываются сухими листочками, невзрачными кусочками коры деревьев.

Впрочем, безобидным назвать данный род Calyptra — самих бабочек из семейства Erebidae, пожалуй, никто бы не рискнул. Существуют убедительные доказательства: среди них затесались натуральные вампиры.

Сумеречная васильковая совка
Фото: Dumi, ru.wikipedia.org

Пить кровь они получили возможность, так как обзавелись в процессе эволюции достаточно жестким кончиком хоботка. Тот склерозировался и стал способен прокалывать не только мягкую подгнившую кожуру тропических плодов, чтобы бабочка-самка смогла высосать из него вкусный, часто забродивший, сок, но при желании своим более опасным, острым «орудием» теперь мотылек-самец может пронзить кожный покров человека. А то и пробить, ничтоже сумняшеся, шкуру буйвола, слона, тапира или носорога.

При сильном увеличении на хоботке бабочек, промышляющих подобной охотой, например, вида Hemiceratoides hieroglyplyphica, можно увидеть одно или несколько особых приспособлений:

  • зубцы;
  • крючки;
  • шипы;
  • щетинки;
  • своеобразные «гарпуны».

Укол насекомого болезненный, напоминает прикосновение раскаленной иглы, а отсасывает кровь «летающий мелкий Дракула» от 3 до 20 минут. Еще местные жители утверждают: существуют бабочки, которые прилетают, подобно сухопутным акулам, на запах крови поранившегося человека.

Фото: weloveallanimals.com

Обнаружены данные гематофаги в ареале от Индии до Малайзии, в Африке, Южной Европе, Юго-восточной Азии, Китае, встречаются и на Дальнем Востоке, в Сибири. Типичный представитель — калиптра василистниковая, или сумеречная васильковая совка (лат. Calyptra thalictri).

Учитывая тот факт, что животный белок бабочки почти не переваривают (около 95% выходит наружу в не измененном виде), некоторые исследователи-энтомологи связывают переход популяции кровососущих молей от фруктов к хищному образу питания с недостатком хлористого натрия, необходимого для полноценного развития потомства. В растениях его мало, самец «заготавливает» NaCl и во время спаривания со сперматофором передает самке.

Пополнить запас минеральных веществ гораздо проще, поедая отходы тех же млекопитающих, чем бабочки совершенно не брезгуют и пользуются при любой возможности.

Воду пьют, приземляясь на мокрый песок, так как удержаться на поверхности водоема им не так-то просто. Существуют те, что не гнушаются пить слезную жидкость животных (лакрифаги) — птиц, рептилий (крокодилов, черепах), крупных парнокопытных, слонов, особенно в жарких странах.

Не прочь красавицы и «попьянствовать». До недавнего времени можно было наблюдать их регулярные, достаточно скоростные миграции-перелеты с этой целью на значительные расстояния.

Например, стаи бабочек данаид над Монтерейским заливом поразили воображение писателя Джона Стейнбека. Огромное темно-оранжевое облако, со слов наблюдателя, облепило сосны на окраине Пасифик-Грова для того, чтобы насладиться густой смолистой живицей. Своеобразный «праздничный кутеж» длится около недели, земля под деревьями превращается в живой колышущийся ковер из хмельных бабочек. Затем насекомые трезвеют и покидают рощу.

На одной из стадий своего развития будущие изящные порхающие «балерины», «живые цветы» представляют собой опасных сельскохозяйственных вредителей. Полчища жирных ненасытных гусениц атакуют сады и огороды. И если не принять должных мер, брюквенницы, капустницы, златогузки, древесницы и всевозможные листовертки-вертуньи, поедая за сутки зеленой массы гораздо больше собственного веса, не оставят трудолюбивым владельцам дачных участков ни малейшей надежды на полноценный урожай.

Следовательно, навоз, кровь и алкоголь являются такими же полноценными составляющими рациона бабочек, как и пресловутый нектар.

Фото: Depositphotos

В некоторое оправдание бабочек следует упомянуть и о тех, которые фактически сидят на голодной диете, то есть не едят вовсе. Например, у лунной моли, обитающей на Мадагаскаре, даже нет рта как такового. Правда, живет Аргема митреи (лат. Argema mittrei) — огромная эффектная редкая красавица, «мадагаскарская комета» — всего 1−2 дня и порхает за счет питательных веществ, накопленных в стадии гусеницы.

Источник: интернет-журнал «ШколаЖизни.ру»

0 0 голоса
Рейтинг статьи

Опубликовано: 28.06.2021 в 22:14

Автор:

Категории: Животный мир

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии