«Группы смерти» всё ещё живы. Почему не работает закон

Фото: Sam Wordley / Shutterstock.com

Егор Кучер

В соцсети «ВКонтакте» до сих пор можно найти десятки так называемых «групп смерти», организаторы которых могут заманивать детей и доводить их до самоубийства. Максимально массовыми «группы смерти» были несколько лет назад. Тогда ситуацию удалось переломить, но такие паблики в соцсетях ещё остались. В России есть законы, которые могли бы положить этому конец, но они не работают. В чём же проблема?

«Группы смерти» – это по-настоящему опасное и крайне трагическое явление для нашей страны, большая социальная проблема. Несколько лет назад мы столкнулись с массовыми детскими самоубийствами детей в России. Выяснилось, что большинство погибших состояли в «группах смерти», куда кураторы заманивали детей и заставляли их играть в «игру», у которой был только один конец – смерть.

За последние годы на проблему неоднократно обращали внимание, высказывался по этой теме и президент России Владимир Путин, назвавший в 2020 году организаторов «групп смерти» «мразью». В России между тем появились законы, которые могли бы навести порядок, исключить возможность заманивания детей в такие группы. Но законы эти не работают, а власти как будто не спешат с этим что-то делать.

«Синий кит» – это название одной из самых известных «групп смерти» в прошлые годы. В «ВКонтакте» и сейчас можно встретить паблики, имеющие отсылки к той группе и её аналогам, или некое упоминание «китов» в увязке с отвлечёнными понятиями («космические киты» и т. п.). Мы не можем утверждать сегодня, что «синие киты» окончательно побеждены и что наших детей, как и тогда, не пытаются обработать. Нет, такие группы есть и они работают.

Информация о «группах смерти» стала активно распространяться в 2017 году после материалов СМИ, которые на примере истории покончившей с собой девочки рассказывали о методике работы таких «групп». Расследование вызвало широкий общественный резонанс и, очевидно, отчасти предотвратило новые волны самоубийств детей и подростков.

Организаторы «групп смерти» умело пользовались особенностями психики детей и подростков, их проблемами в школе, в общении с родителями или сверстниками. Детям на полном серьёзе промывали мозги, вдалбливали им в головы, что они «лишние» на этой планете, что они «биомусор», от которого они могут избавить всех, убив себя. Чтобы ребёнок не отказался от своих планов, ему «помогали». Убеждали его в том, что он «урод», а если это девочка – что она «толстая» или «тупая». Если причина в крушении отношений, то помогали развить комплекс вины.

Проблема приобрела массовый характер. Центральным понятием для таких групп была «игра», которая позволяла детям повышать свой статус в сообществе. И тут снова мы должны говорить об умелом манипулировании детьми, так как им позволяли чувствовать себя значимыми, членами некоего «секретного сообщества», о котором никто не знает. Но как об этом могли не догадаться родители? Ведь ребёнок, который часами просиживает в соцсети, – это и странно, и подозрительно.

Но и тут организаторы придумали уловку. «Разбуди меня в 4.20» – так назывался ещё один раскрученный преступниками паблик. Детей будили в это время и примерно полтора часа они проводили в общении с другими членами, обсуждении способов самоубийства, а также хвастались травмами, которые нанесли себе сами. Нанесение себе травм было одним из обязательных заданий, которые выполнял ребёнок. В определённый момент организаторы составляли «календарь самоубийств» – в какой день кто из участников и каким способом должен покончить с собой. Не убить себя означало «струсить», лишиться уважения членов сообщества.

С ноября 2015 года по апрель 2016 года в России произошло 130 самоубийств детей, почти все они были членами одних и тех же «групп смерти». По данным Следственного комитета, всего в 2016 году покончили с собой 720 детей, а в 2015 году суицид совершили 504 ребёнка. В 2017 году в «ВКонтакте» насчитывалось не менее полутора тысяч «групп смерти».

17 июля 2017 года один из организаторов «групп смерти», 21-летний Филипп Будейкин, был приговорён к заключению в колонии на три года и четыре месяца (вышел на свободу в апреле 2019 года). Были допрошены его подельники, которые также состояли в «группе».

Но самоубийства детей не прекратились. Администраторы таких групп всегда имели резервную копию информации и контактов. Как только паблик закрывали, они снова его воссоздавали по новому адресу и вновь приглашали туда тех же детей. Там вновь размещались видео о суициде, депрессивные картинки, песни с намёками на уход из жизни и прочий информационный мусор на соответствующую тематику.

1 февраля 2021 года в России вступили в силу поправки в закон «Об информации, информационных технологиях и защите информации», получившие название «закон о самоцензуре соцсетей». Закон ввёл понятие «владелец публичной сети» и определил род его деятельности как распространение информации в интернете. Такой соцсетью считается ресурс с посещаемостью более 500 тысяч пользователей в сутки.

Закон даёт на удаление противоправного контента соцсети одни сутки. То есть отныне соцсети должны сами выявлять «группы смерти», паблики экстремистов, поклонников «колумбайна» (стрельбы в школе), любителей наркотиков и так далее. Казалось бы, вот вам и способ борьбы. Но он не работает.

Дело в том, что закон не предусматривает никакой ответственности для соцсетей, не выявивших самостоятельно и не удаливших противоправный контент. Как пояснил 1 февраля глава комитета Госдумы по информационной политике Александр Хинштейн, авторы документа надеются на добровольное исполнение его требований соцсетями.

Но какая соцсеть будет тратить время, деньги и ресурсы на такую самоцензуру? Хинштейн напомнил, что ответить за противоправный контент соцсети могут лишь тогда, когда не выполнят требования Роскомнадзора по его удалению. Получается, что для того, чтобы ведомство узнало о наличии «группы смерти» или террористического паблика, оно должно найти его самостоятельно или же получить жалобы от пользователей, а самоцензура соцсетей тут совершенно ни при чём.

При этом нередко соцсеть сначала должна получить предписание Роскомнадзора, который перед этим составляет запрос на блокировку, сводя в один текст мнения целого ряда экспертов, признавших аккаунт деструктивным. То есть на закрытие паблика может уйти неделя, а откроется снова он уже через пять минут.

Закон также обязывает Роскомнадзор составить реестр соцсетей. Однако с момента вступления закона в силу этого реестра на сайте ведомства пока не появилось. Согласно порядку, сначала Роскомнадзор отправляет владельцу соцсети уведомление о включении его сайта в реестр, и лишь спустя не более чем два месяца соцсеть обязана включить в собственные правила работы нормы этого закона.

Сегодня борьбу с «группами смерти» и другими деструктивными сообществами в интернете ведёт Лига безопасного интернета (ЛБИ). Кстати, во многом благодаря усилиям специалистов Лиги, работавших совместно с ФСБ, в 2017 году удалось нанести по «группам смерти» удар, от которого они уже не оправились. В связи со вступлением в силу закона о самоцензуре соцсетей глава ЛБИ Екатерина Мизулина говорила:

Мы призываем Роскомнадзор не медлить с созданием реестра, чем быстрее он будет создан, тем быстрее заработает сам закон и быстрее соцсети в России будут очищаться от запрещённой информации.

Получается парадоксальная ситуация. В России принимается закон, который должен заставить соцсети самостоятельно выявлять и удалять запрещённую информацию. Но они этого не делают (возможно, пока). Ответственности по закону для них нет никакой. Точнее, к ним теоретически можно применить положения законодательства России, например, о недопустимости распространения порнографии, пропаганды насилия или разжигания розни. Но это также не будет иметь отношения к тому, чтобы работал принцип самоцензуры.

Пока что в отношении «групп смерти» действует обычный заявительный порядок, в результате которого Роскомнадзор может вынести соцсети предписание об удалении паблика или блокировке аккаунта. За невыполнение могут уже последовать санкции со стороны Роскомнадзора.

К этому следует добавить, что пока неясно, как будет работать закон о самоцензуре соцсетей в отношении иностранных ресурсов. Например, YouTube, TikTok или Facebook. К ним будет применяться та же схема, по которой Роскомнадзор уже наказал Twitter замедлением работы и перспективами блокировки в России. И только если «приземлить» западную соцсеть в России, то есть потребовать от неё открыть представительство, можно будет рассчитывать на результат. Однако соответствующий закон пока находится в стадии разработки.

То есть сейчас «группы смерти» всё ещё существуют, потому что процесс очищения соцсетей идёт очень медленно и бюрократично. Их закрывают, но они открываются вновь. Мы хотим верить, что бума «групп смерти» уже не будет, но прямо сейчас исходящая от них угроза остаётся очень опасной как для детей, так и для взрослых.

Источник: kidsomania.ru/

0 0 голоса
Рейтинг статьи

Опубликовано: 23.05.2021 в 11:11

Автор:

Категории: Семья

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии