«Насильственная цифровизация образования – это социальный фашизм»

В Москве состоялась международная конференция по проблемам «цифровой школы» с участием авторитетных ученых и экспертов.

В пятницу 5 марта в Москве состоялась международная общественно-научная конференция «Цифровая школа как «новая нормальность» — путь к деградации человека». Впервые за долгое время в России на высоком уровне зазвучал голос авторитетнейшего немецкого психиатра и нейробиолога Манфреда Шпитцера, а также самого известного в стране специалиста по неионизирующим излучениям Юрия Григорьева. Были озвучены железные научные аргументы против цифрового антиобразования, а также сорваны все покровы со страшного плана трансгуманистов-глобалистов по превращении граждан РФ в управляемых биообъектов. Прислушаются ли к ним власти? На это надежды очень мало, а вот народу категорически пора просыпаться и самому вершить свое будущее.

Ведущая и организатор мероприятия, кандидат исторических наук, доцент, член Союза писателей России, директор Центра геополитики Института фундаментальных и прикладных исследований МосГУ Ольга Четверикова отметила, что тема опасности цифровизации и трансформации образовательного процесса поднимается на общественных и государственных площадках в разных странах. В нашей стране оцифровка школы и вузов идет стахановскими темпами, причем ее операторы в упор не замечают тревожных обращений родителей, учителей, ученых, в лучшем случае отвечая на них простыми отписками.

Еще раз указал на очевидное коллегам профессор психиатрии Ульмского университета, директор центра нейронауки Психиатрической университетской клиники в Ульме, автор множества исследований и монографий по исследованию мозга (в том числе мирового бестселлера «Антимозг: цифровые технологии и мозг») Манфред Шпитцер, выступивший по видеосвязи из Германии:

«Начну с негативных последствий для физического здоровья человека от использования цифровых устройств: нарушение осанки, избыточный вес, диабет, повышенное кровяное давление, миопия, нарушение сна, стресс, рискованное поведение. Отдельно скажу о близорукости. Глаза детей маленькие, им еще предстоит расти и развиваться. В человеческом глазе есть особый механизм роста, который работает до тех пор, пока глаз не начинается четко видеть. Но если ребенок постоянно смотрит на расположенные близко предметы, тогда точка фокуса постоянно оказывается далеко за пределами зрения, и у него развивается близорукость. Я держу в руках предмет, за которым 5 миллиардов человек проводят около 5 часов в день (показывает мобильный телефон). Если глаза с детства развиваются неправильно, повышаются риски слепоты начиная с 50-60 лет. В Китае быстро обратили внимание на эту проблему и издали запрет на использование смартфонов в школах.

Кроме того, частота использования гаджетов влияет на способность человека к концентрации, на его психическое здоровье. Ухудшается сон, растет число ДТП – это уже доказанные вещи. Перед отходом ко сну дети не должны использовать цифровые приборы. Психика – это мой профиль, так что могу точно сказать: использование электронных устройств повышает уровень страха, агрессии, депрессивности, снижает эмпатию, уровень удовлетворенности жизнью, провоцирует возникновение различных зависимостей. Мы также проводили сравнение работы мозга после приема и зависимости от наркотиков, сравнивая это с цифровой зависимостью – в частности, от пользования соцсетью Facebook. Эффекты совершенно идентичны – чем дольше пользуется человек соцсетью, тем более ухудшается его настроение и чувство удовлетворенностью жизнью, тем больше хочется там оставаться.

Американское исследование случаев самоубийств среди нескольких десятков тысяч людей показало, что среди активных пользователей соцсетей этот риск повышается на 30% среди мужчин и на 100% среди женщин. Также было зафиксировано двойное увеличение таких случаев среди несовершеннолетних. Со смартфонами все тоже не так просто: если телефон просто лежит на столе, в зоне близости к ребенку, он уже отвлекает его внимание. Если же телефон далеко, тогда внимание ребенка намного выше. Постоянное использование гаджетов приводит к снижению успеваемости ребенка в школе, особенно по математике. Использование компьютеров в школах, как показывают европейские исследования PISA, провоцирует ухудшение успеваемости. Что касается здравоохранения, образования, защиты нас и наших детей в будущем – все это нельзя отдавать на откуп растущим аппетитам IT-гигантов. Меня очень сильно беспокоит, что никаких жестких защитных мер властями не предпринимается. Ближайшая перспектива – уничтожение учителя как класса. Хотя на самом деле компьютер должен быть привязан к учителю, а не наоборот».

Затем Ольга Четверикова пояснила цели собрания и выразила общую позицию его участников – чтобы они дошли наконец до чиновников, принимающих решения на высшем уровне:

«Мы будем не просто обсуждать проблемы цифровизации образования, но и доказывать недопустимость этого процесса. Подчеркиваю, это наша принципиальная позиция. Мы неоднократно проводили круглые столы по этой теме, в том числе на площадке Совета уполномоченного при президенте по правам ребенка. Мы отправляли сообщения в различные инстанции, но все это закончилось фактически ничем. Более того, после коронавируса и введения дистанта тенденции на цифровизацию образования резко усилились. Через реформирование образования ставится задача изменения общества в целом и человека. В реальности речь идет о возвращении к рабству, а на уровне детей внедряются технологии, которые блокируют развитие их мозга, ведут к его атрофии и проявлению цифрового слабоумия. С этим связаны проявления интернет- и гаджет-зависимости.

В 2012-2015 годах PISA (Международная программа по оценке образовательных достижений учащихся) по заказу ОЭСР (международная Организация экономического сотрудничества и развития) провела масштабные исследования, по итогам которых вышел доклад «Обучающиеся и новые технологии», его результаты широко не публиковались по понятным причинам. Они сравнили уровень информатизации обучения школьников с уровнем их математических знаний и понимания написанного текста, и пришли к выводу – в течение последних 10 лет те страны, которые согласились на крупные инвестиции в ИКТ, не зафиксировали ни одного заметного улучшения среди учеников в понимании написанного, в математике и других науках. Оцифровка школ не делает их более эффективными, наоборот – в заключении было указано, что в странах ОЭСР самый высокий уровень использования новых технологий связан со значительно более слабыми результатами. Начиная с определенного уровня использования компьютера и гаджета, ученики вообще перестают понимать написанное.

Кроме того, цифровая школа – это крупный финансовый проект. В результате у нас в провинциальные школы с совершенно разоренными классами, с отсутствием нормальных туалетов, ставятся электронные доски, проводится беспроводной интернет. На нацпроект «Образование» выделено 784 млрд. рублей, на «Современную школу» — 295 млрд. рублей, на «Цифровую образовательную среду» — 79 млрд. Тут же проект «Успех каждого ребенка» — это те же персональные образовательные траектории и ранняя профориентация – 80 млрд. рублей. «Учитель будущего» — 15 млрд., «Молодые профессионалы» – 156 млрд. Все это в рамках перевода на международные стандарты, участия молодежи в глобальных чемпионатах «мастерства» Worldskills и т.д. Фактически речь идет о том, что сам нацпроект исключает возможность сохранения традиционной школы.

Надо рассматривать происходящее в школе в целом, в концепции цифровой трансформации государства. Цифровая медицина, цифровая школа, «умный город» с устройствами тотального контроля, управляемые искусственным интеллектом вместо человека – все это является элементами единой системы цифровой платформы управления. Это геополитический проект под контролем глобального цифрового класса, который представляют западные IT-компании. В итоге вся информация, которая оказывается на платформе, доступна для невидимого класса, и естественно ни о каком суверенитете тут нельзя говорить», – подытожила Четверикова.

Давно уже на серьезных публичных мероприятиях не звучал голос доктора технических наук, почетного академика Академии электротехнических наук, главного научного сотрудника лаборатории неионизирующих НИЦ им. Бармазяна, председателя Научного совета по проблемам радиобиологии РАН, члена российской научной комиссии по защите от неионизирующих излучений, постоянного члена консультационного комитета ВОЗ по международной программе «Электромагнитные поля и здоровье населения» Юрия Григорьева… но ситуация сегодня настолько тревожная, что здоровье будущего поколения вместо Роспотребнадзора приходится защищать 95-летнему ветерану от науки.

«Раздел «здоровье детей» фактически упущен из повестки цифровой школы, а ведь он очень важен – фактически ребенок все время находится в контакте с ЭМП. Электромагнитные поля относятся к вредному виду излучения – как бы кто ни хотел этого не слышать. Как избежать вреда? Надо соблюдать нормы, очень важно нормирование. На сегодня мы имеем несколько в излучения: базовые станции связи, Wi Fi и сам сотовый телефон. От базовых станций идет постоянное облучение, ребенок находится под ним круглосуточно. С другой стороны, работают одновременно несколько базовых станций разных операторов – это дает дополнительную нагрузку.

Мы провели конкретный простой опыт – взяли сердце лягушки и поместили его в физраствор. В таких условиях оно может работать в течение двух суток. Если мы включаем рядом с ним ЭМП малой мощности (не тепловые), сердце останавливается в 20 случаях из 100. Но как только мы включаем определенную модуляцию – сердце останавливается в 100% случаев. Теперь что касается беспроводной связи – я держу в руках недавний выпуск «Российской газеты», статья «Клик на урок», написана Ксенией Колесниковой. Так вот, начинается она с большого абзаца – как школа оснащена, что там уже есть, а далее – что Wi Fi уже скоро будет в столовой каждой школы. Можно рассуждать, что облучение от него небольшое, но здесь важно, что дети часто держат планшеты и другие гаджеты на коленях – а это прямое облучение половых органов.

Наконец, сотовый телефон. Облучение головного мозга при прикладывании телефона к уху происходит у детей в два раза интенсивнее, чем у взрослых. Есть международная программа по изучению развития опухолей головы у детей, она идет уже 10 лет. Мы никак не можем получить от них конкретные результаты. А вот что касается взрослых, есть исследования известного шведского ученого, который обратил внимание, что процент опухолей у взрослых, пользующихся мобильным телефоном с детства, больше, чем у совершеннолетних более старшего возраста. Были и европейские опыты на крысах, стоимостью в сотни миллионов евро, которые подтвердили – при непрерывном облучении крыс на уровнях, соответствующих нормативам для базовых станций, опухоли возникают.

Сейчас выясняется, что помимо мозга при поднесении телефона к голове облучается еще и щитовидная железа. Нас также беспокоит функциональное состояние детей в условиях постоянного нахождения в «электромагнитном смоге», но продвигающих электронную школу это совсем не интересует. Вот и в этой статье «Российской газеты» здоровье школьника вообще не упоминается.

Так что мы имеем ситуацию, которая негативно влияет на здоровье ребенка. Какой выход? Надо уменьшать лучевую нагрузку. Для этого надо вводить жесткие нормативы. За рубежом нет нормативов для детей, а у нас – есть. Но откровенно говоря, нынешние нормативы обоснованы всего на одном эксперименте на мышах. Давно пора проводить новые испытания. И я вижу только один способ решения проблемы – через прессу активно объяснять вредность этого излучения. И когда вы это осознаете, тогда сами будете бояться и как можно меньше подносить телефон к голове, держаться подальше от ЭМП и т.д. То есть нужно рассказывать и родителям, и ребенку о добровольном риске от использования гаджетов и беспроводной связи. Об этом я докладывал и в Брюсселе, в Евросоюзе. Но в местных комиссиях сегодня, к сожалению, много ученых, ангажированных крупными IT-корпорациями», – отметил Григорьев.

Целиком конференцию против уничтожения образования и переформатирования России можно посмотреть здесь  , можете поверить, большинство выступлений получились яркими и информативными. Мы же в силу ограниченности печатного материала и его удобоваримости приведем целиком речь крайне интересного спикера, честно рассказавшего о том, что означает для страны оцифровка образования. Это российский режиссер и тележурналист, экс-офицер ГРУ ГШ МО СССР Роман Газенко:

«Это даже не эксперимент – не надо экспериментировать, когда заранее известен результат. В чем суть механизма формирования социальной личности? В 80-е годы прошлого века японские и немецкие ученые сделали одновременное фантастическое открытие. Оно стало бы уже сенсацией тогда, если бы не было заблокировано. Кортикальная система мозга, или то, что мы называем «второй сигнальной системой», то есть материальный носитель сознания, формируется на лингвистической основе. В начале, извините, было слово. Воспринятые акустические колебания формируют те самые нейронные связи, а не наоборот. Язык формирует представление личности ребенка о своем месте в мире по формуле «субъект»-«объект».

На чем это основано? Язык разделяется на две большие группы: активный и пассивный запас, активные виды речевой деятельности и пассивные. Пассивные – это аудирование (слушание) и чтение. Активные – говорение и письмо. Хитрость заключается в том, что активный запас, то есть способность личности не только воспринимать, но и ретранслировать сигналы (становиться субъектом), усваивается только через тренировку активных видов речевой деятельности. Как было в советской школе? На диктанте мы слушали и писали. Пока ребенок не написал, он эту категорию не усвоил. Можно прочитать всего Льва Толстого, но с точки зрения интеллекта это не даст ничего. Можно сто раз говорить «халва», но во рту слаще не станет.

Что нам предлагает цифровая система? Прежде всего, планшетную форму обучения. У ребенка изъяли ручку. Вот этот предмет (показывает ручку). Формирует активную личность. Отсутствие активного словарного запаса (как собака: все понимаю, а сказать не могу) формирует будущего цифрового раба. Точка. Соответственно, выполняется концепция бывшего руководителя министерства образования Фурсенко: «Наша цель – сформировать квалифицированного потребителя». Общество, которое формирует будущего потребителя, не имеет будущего. Оно превращается в бессловесную массу, которая ждет, когда сторонний оператор наполнит кормушку, если будут себя хорошо вести. Или не наполнит.

Соответственно, формирование сознания, социальной личности у ребенка не меняется в зависимости от развития технологий. Ускоренное развитие цифровых технологий как искусственных усилителей возможностей входит в противоречие с естественным ходом развития сознания. Соответственно, оно входит в противоречие и с базовыми традиционными методами образования и воспитания. Этот эксперимент – война, объявленная ребенку, в которой шансов на победу у него нет, если он не будет поддержан. У народа с таким образованием нет будущего, потому что отсутствие активного словарного запаса не дает возможность формировать образ будущего – это основная функция развитого сознания. Это программа жизни – как ребенка, так и общества. Отсутствие такой программы превращает потенциальный субъект в объект воздействия внешнего оператора. Это касается как отдельной личности, так и всего общества.

На сегодня на наши же средства нам оказывается некачественная «услуга» — но это еще полбеды. Дистанционное образование показало, что последствия чудовищны, и тем не менее, все это продолжает внедряться уже как успешно завершенный эксперимент. Пока явочным порядком… Но если говорить именно о качестве – мы видим, что сегодня Британия вернула в элитарных школах советские принципы образования. То же самое ожидает и нас. Эта качественная услуга, как и качественная медицина, будет доступна ограниченному кругу людей. И в этой реальности мы уже живем, в этом залог будущей сегрегации общества. Будет создан класс будущих управленцев, обладающих иллюзией, что они этим обществом управляют. Это называется социальным фашизмом, именно потому можно говорить, что насильственное внедрение цифрового обучения – это прямой фашизм, насилие над личностью.

Проблема цифровизации образования и вообще всего заключается в том, что национальный управляющий контур в такой системе не нужен. То есть те самые нацэлиты, их можно поминать, рассуждать о «проектах Собянина» и т.д., они извините, стреляют себе в ногу. Видимо, интеллектом они обделены и не понимают, что будущий искусственный интеллект – это система внешнего управления. Соответственно, их же потом сметут. Основным операционным субъектом станет владелец цифровой платформы, а не национальный управляющий контур. И это самый серьезный аргумент для диалога с теми, кто представляет нынешнюю власть. Им надо прямо сказать: друзья, если будете продолжать действовать в том же направлении, то личного будущего у вас просто нет. Мой вывод: мы не просто на пороге жесткого социального фашизма, мы уже находимся внутри этого проекта».

Со всем изложенным господином Газенко может не согласиться только абсолютно далекий от темы читатель. Увы, на сегодня ясная и аргументированная позиция ученых по цифровой школе игнорируется властями на всех уровнях при принятии решений о дальнейшем ходе эксперимента. Участники мероприятия согласились с тезисом Ольги Четвериковой: перестраивать школу под дух времени – аморально и безнравственно, потому что именно школа – главный очаг традиции и культуры, фундамент государства, наравне с Церковью. Выбора у всех неравнодушных граждан просто нет – либо традиционная школа будет сохранена, либо будущее России (наши дети) и сама страна будут уничтожены.

Заметим, что это далеко не последняя запланированная встреча ученых и общественников – они собрались для того, чтобы сформировать рабочее ядро с научными группами, на базе которого должна появиться научно-общественная ассоциация, которая будет работать исключительно на благо народа. К счастью, есть у нас в стране команда инициативных граждан, стремящихся не допустить уничтожения традиционной школы. И к ней в ближайшее время может присоединиться академическое сообщество. Пора ученым объединиться и сказать свое слово – завтра будет уже поздно. Ну а всем читателям материала ничего не мешает организовать сопротивление и саботирование «цифровой трансформации» образования от форсайтщиков-трансгуманистов. Законных прав творить над народом безумные эксперименты у них нет от слова «совсем».

РИА Катюша

Источник: kidsomania.ru/

0 0 голос
Рейтинг статьи

Опубликовано: 07.03.2021 в 11:11

Автор:

Категории: Семья

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии