Леонид Парфёнов: Если канал не смотрят, его существование бессмысленно

Чем занимается Леонид Парфёнов после ухода с федеральных каналов? ФАКТЫРодился в Вологодской области в городе Череповец.Окончив факультет журналистики Ленинградского университета, приступил к работе в вологодских СМИ.В 26 лет начал работать на Центральном телевидении в Москве. За свою принципиальную позицию неоднократно отстранялся от эфира, получил звание «предатель» и в 2004 году был уволен с НТВ.Снял 35 документальных фильмов, шесть раз был номинирован на «ТЭФИ» и четыре раза становился лучшим, по мнению телеакадемиков.

Леонид Геннадьевич выпустил в марте этого года шестой том «Намедни» и вновь появился на телевидении. Но не на государственном, а на телеканале «Дождь», где начал выходить его проект «Парфёнов», посвящённый анализу самых важных событий, произошедших за неделю.«ТВ-Гид»: — Если вам предложат работу на каком-нибудь из федеральных телеканалов — согласитесь? Л. П.: — Не предлагают мне. И не бывает такого «вообще предложат работу», предложение может быть конкретным, но пока оно представляется совершенно невероятным. «ТВ-Гид»: — А Общественное телевидение, которое должно скоро появиться? Его позиционируют как независимое… Л. П.: — Давайте дождёмся начала работы этого канала и посмотрим. Но я не очень верю в его независимость. Судите сами, главу Общественного телевидения назначает глава государства, власть без конца подчёркивает, что в этот канал будут вложены государственные деньги. Если его гендиректор станет, как и все, ездить на летучки в Кремль, так назовите это телевидение хоть общенародным — ничего не изменится. Новые каналы создаются, но они все — в одной лыжне. Скоро появится ещё один, уже шестой, который будет любить власть. Кому это надо? Был создан телеканал «Звезда», я не видел ни одного человека, который бы мне сказал, что смотрит этот телеканал. Я не знаю ни одной программы этого телеканала, ни одного ведущего, а канал тем временем существует несколько лет, тратятся несусветные деньги. Считается, что «Звезда» воспитывает некий военно-патриотический дух. Но если этот канал никто не смотрит, то это делает его существование бессмысленным.«ТВ-Гид»: — Как с цензурой на ТВ обстоят дела? Л. П.: — Она была всегда. Помню, когда я ещё работал на областном телевидении, мне запрещали упоминать Масленицу, потому что этот праздник считался религиозным. Я начал возражать: мол, как же, он же языческий, — и в подтверждение своих слов достаю словарь, где написано, что Масленица — народный праздник, а дальше следует «включённый церковью в свой календарь». Поэтому сюжет пришлось назвать не «Масленица», а «Зиму провожаем».Если уж так строго следили за провинциальными сюжетами, можно легко представить, что происходило на самом высшем уровне. Там уже все знали сами, о чём можно говорить, а о чём нельзя. Кроме того, на всякий случай распоряжения спускались сверху. А в-третьих, эфиры всё-таки просматривались. Первыми эфиры шли ночью на восток, и их не контролировали. Даже была у работников телевидения такая шутка: «На лежбище котиков проживает самый знающий и свободолюбивый зритель». А повторы отслеживались строго, боялись, чтобы какая-нибудь крамольная новость не вышла на Москву.«Мне не оставили выбора»«ТВ-Гид»: — А о судьбе «ТЭФИ» вам есть что сказать? Л. П.: — А какая может быть судьба этой телевизионной премии, если из трёх каналов в национальном конкурсе не участвуют два. Нет такого конкурса, и нет у него судьбы.«ТВ-Гид»: — А что побудило вас произнести такую речь на церемонии вручения премии Листьева? От вас ждали слов благодарности, а вы прошлись с жёсткой критикой по федеральным телеканалам. Обвинили их в том, что они полностью подчинились власти, что на них не осталось места объективной подаче информации. Вашу речь даже не стали пускать в эфир… Л. П.: — Мы обсуждали эту ситуацию с Андреем Васильевым — многолетним главным редактором ИД «Коммерсантъ». Долгое время он был абсолютным «паханом» нашего журналистского цеха, и его авторитет всегда непререкаем. Он мне и сказал: «Они тебе не оставили выбора». Процедура была традиционной. После вручения премии обязательно нужно что-то сказать. Если бы я начал говорить о распространении цифрового вещания и широкополосного Интернета, то это было бы лукавством. Более того, меня ведь никто не упрекнул в том, что моё высказывание было неактуальным и мелким, недостойным упоминания на таком вечере. Но на меня все обиделись, говорили потом: «Ну зачем? Все и так всё знают, а тебе нужно было всем испортить настроение. Люди тебе тортик с кремом подарили, а ты им назад швырнул». Власть особенно и не скрывает, что координирует редакционную политику федеральных каналов. Но мне интересен такой вопрос: если 64 процента отдано за Путина, то где же 36 процентов общественного мнения, которые критиковали бы президента в федеральном эфире?

«ТВ-Гид»: — Зачем в таком случае эти телепремии нужны? Л. П.: — Я за то, чтобы были премии и конкурсы в жизни нашего телевидения. Наша страна, несомненно, телевизионная, а ни одного телефестиваля у нас нет. Зато кинофестивалей — пруд пруди, от Выборга до Ханты-Мансийска. Но ведь уровень производст­ва телефильмов у нас достаточно высок, но мы всё время представляем родину за границей, а внутри нет ни одного профессионального смотра. И это очень затрудняет профессиональную дискуссию.Испохабленная история«ТВ-Гид»: — Над чем вы сейчас работаете? Л. П.: — Я делаю фильм, который, очевидно, будет называться «Цвет нации». Был такой русский фотограф Сергей Михайлович Прокудин-Горский, который жил до революции и снимал тысячи объектов Российской империи в цвете. Это была сложная технология, когда один негатив отвечал за красный цвет, другой — за синий, третий — за зелёный, а их наложение друг на друга давало полную картину. Качество снимков было фантастично и не превзойдено даже сейчас. Он первым начал снимать цветные открытки с видами Петербурга, Ялты, Пятигорска… И мы решили объехать и снять с того же ракурса те же места, что и знаменитый фотограф, а затем посмотреть, что изменилось.«ТВ-Гид»: — И что вы увидели? Л. П.: — На одной из открыток — вид на Юсуповский дворец. А на другой стороне Мойки наискосок от дворца стоит типичная кирха — главный лютеранский собор Петербурга. После революции у здания шпиль был сбит, навешены балконы, перестройка была закончена в 1939 году, и в этом здании расположился ДК работников связи. Ныне же это здание развалилось и торчит, как гнилой зуб. Ведь не просто испохабили здание, ушёл внутренний смысл этого «Вавилона на шестидесятой широте».«ТВ-Гид»: — Где выйдет этот фильм? Л. П.: — Договор с Первым. Они покупают права на один показ. Сдача фильма по договору 1 октября.

Источник: showbizzz.net

0 0 голос
Рейтинг статьи

Опубликовано: 22.02.2021 в 07:57

Автор:

Категории: Знаменитости

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии