Признание Крыма за Россией стало апогеем провала обвинений Украины в ЕСПЧ

Формулировка ЕСПЧ по фактической юрисдикции является не худшим вариантом для РФ, отметил в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» заведующий кафедрой международного права МГУ Алексей Исполинов.

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) признал наличие фактической юрисдикции РФ над Крымом с 27 февраля 2014 года.

Одновременно с этим в ЕСПЧ посчитали недоказанными некоторые обвинения Украины, выраженные в жалобе по Крыму.

Судьи не нашли подтверждений украинским «данным» по убийствам мирных граждан, безосновательному задержанию иностранных журналистов, незаконному изъятию имущества, а также дискриминации этнических украинцев.

ЕСЧП признал очевидное в Крыму

«Формулировка «фактическая юрисдикция» является не самым худшим для РФ вариантом, потому что вопрос можно было бы поставить по-другому. В ЕСПЧ могли написать «оккупация», а фактическая юрисдикция или фактический контроль – это констатация факта, именно то, что сегодня происходит в Крыму», — констатирует Исполинов.

Данная формулировка ожидалась: она признает российскую юрисдикцию по Крыму де-факто, но не де-юре.

«Они еще говорили о фактическом контроле РФ над Приднестровьем. Все это сделано в духе рассуждений ЕСПЧ в рамках концепции фактического контроля», — резюмирует Исполинов.

Фактический контроль означает, что в Крыму действует российская юрисдикция, а Москва отвечает за соблюдение в регионе законности, прав человека, обязательств по Европейской конвенции и другим международным соглашениям.

ЕСПЧ признало РФ ответчиком за любые спорные ситуации, которые произошли в Крыму после 27 февраля 2014 года. ЕСПЧ работает на основе Европейской конвенции по правам человека и рассматривает жалобы, сделанные на основе данного документа.

Решение не означает признание судом Крыма частью России. Во-первых, это не компетенция ЕСПЧ, во-вторых, признание является суверенным правом государств, а в-третьих, «фактический контроль» предполагает временный режим.

«Перед нами констатация факта и определение стороны, отвечающей за нарушения прав человека на конкретной территории. Либо это государство, которому юридически эта территорию продолжает принадлежать – у европейцев на счет Крыма есть консенсус, они считают, что это Украина, либо государство, осуществляющее фактический контроль», — заключает Исполинов.

Аналогичная позиция у ЕСЧП по другим схожим ситуациям. Это касается Приднестровья, которое там считают территорией Молдавии, Нагорного Карабаха, который там считают территорией Азербайджана, а также по остальным прецедентам.

Отличие Крыма заключается в том, что РФ, во-первых, признала данный регион, а во-вторых, включила его в свой состав – на Западе не готовы к признанию новой реальности де-факто, но де-юре там все с ней смирились.

«Что касается фактического контроля, то речь идет разговор о государстве, эффективно контролирующем регион. Причины вторичны – оккупация, неоккупация, приглашение, их могут в решении вообще опустить, но после него это государство отвечает за все нарушения в регионе, а санкции, признание Крыма и прочее – это другой вопрос», — констатирует Исполинов.

Намного важнее, что ЕСПЧ отверг обвинения Украины, причем в первую очередь по вопросам собственности.

Также ЕСПЧ констатировал наличие нормального правового поля в Крыму,отсутствие там притеснений. Это показывает, что крымская проблема не имеет правого измерения, а является обычным геополитическим спором.

В решении ЕСПЧ есть положительные моменты

Сенатор Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков в комментарии для ФБА «Экономика сегодня» пришел к выводу, что в решении ЕСПЧ заложены положительные моменты для России.

«Я в целом оцениваю данное решение положительно: ЕСПЧ отверг практически все обвинения, которые были в иске Украины. Фактическое признание Крыма составной частью России также позитивный момент. Есть там и значительный шаг к опровержению украинских обвинений по нарушению прав человека. Все это было отвергнуто в решении ЕСПЧ», — заключает Цеков.

Сенатор полагает, что данная оценка может стать шагом вперед в деле полномасштабного признания Крыма на Западе.

На сегодняшний день возвращение Крыма в состав России признало шесть государств: Афганистан, Венесуэла, Куба, Никарагуа, Сирия, КНДР. Еще пятнадцать стран сделали это де-факто, однако коллективный Запад поддерживает Украину.

Признание – это предмет двусторонних отношений государств. Россия является членом Совбеза ООН, поэтому не ее позицию невозможно как-либо повлиять. Любые решения в западных инстанциях ничего не изменят. Вопрос может быть закрыт двусторонним соглашением между Россией и Украиной, а все остальное является частью геополитического противостояния.

На Западе считают Косово независимым государством, но пока Приштина не урегулирует вопрос с Белградом, данное «государство», созданное в результате военной агрессии НАТО против Югославии, не сможет стать членом ООН.

С Крымом другая ситуация: включение двух крымских регионов в Россию закрыло все вопросы, а так эта тема вместе с Украиной и Донбассом интересна коллективному Западу только с точки зрения давления на Москву.


Источник: tehnowar.ru

0 0 голос
Рейтинг статьи

Опубликовано: 14.01.2021 в 20:54

Автор:

Категории: Новости

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии