Израильский дрон-камикадзе IAI Harop: конструкция, ТТХ, практическое применение

Макет БПЛА IAI Harop.

Боевые действия, развернувшиеся осенью 2020 года в Нагорном Карабахе, стали настоящим бенефисом военных беспилотников. Азербайджанские дроны за считаные дни нейтрализовали систему противовоздушной обороны противника, затем принялись наносить точные и крайне болезненные удары по его коммуникациям, выдвигающейся бронетехнике и артиллерии. Турецкие средства массовой информации, освещавшие этот военный конфликт, уделяли особое внимание успехам, достигнутым в ходе применения ударного БПЛА Bayraktar TB2. Однако можно не сомневаться в том, что ничуть не меньший (возможно, значительно больший) вклад в разгром вооруженных формирований Нагорного Карабаха внесли совсем другие летательные аппараты – дроны-камикадзе IAI Harop. Это оружие было создано в Израиле и стало едва ли не лучшим в своем довольно специфическом классе.

История создания IAI Harop

В 1973 году Израиль был втянут в крупномасштабный вооруженный конфликт, получивший название Война Судного дня. Одним из самых неприятных сюрпризов, с которым столкнулось во время боевых действий еврейское государство, стала довольно эффективная система противовоздушной обороны противника. Столкнувшись с ней, израильские ВВС попытались «запутать» операторов зенитно-ракетных комплексов при помощи ложных целей.

В качестве «подсадных уток» были использованы беспилотные летательные аппараты Northrop BQM-74 Chukar и AQM-34 Firebee, ранее приобретенные в США. По своему «происхождению» обе эти машины были управляемыми по радио летающими мишенями, разработанными для тренировки летчиков-истребителей американских ВВС.

Один из первых БПЛА, использовавшихся армией Израиля – BQM-74 Chukar

Впрочем, со временем Firebee стал куда более «продвинутым» дроном: на его борту установили разведывательное оборудование, кроме того, он мог нести две свободнопадающие авиабомбы.

В ходе Войны Судного дня эти беспилотники использовались нечасто. В частности, Firebee выполнили всего 19 боевых вылетов, в ходе которых 9 машин было сбито зенитными ракетами. Тем не менее командование израильских ВВС посчитало полученный опыт успешным, и решило создать собственные дроны для разведки и борьбы со средствами ПВО. Так появились БПЛА Mastiff и Scout.

В 1982 году новые израильские беспилотники обеспечили разгром сирийских сил ПВО в долине Бекаа. Дроны вошли в воздушное пространство над Ливаном, вынуждая противника использовать для их сопровождения радары. Как только какой-нибудь из них включался, выдавая свое местонахождение, израильские истребители, находившиеся во втором эшелоне, выпускали по обнаруженной цели управляемые ракеты. В результате менее чем за сутки было уничтожено подавляющее большинство сирийских зенитно-ракетных комплексов.

Почти сразу после этого успеха конструкторы фирмы Israel Aircraft Industries (IAI), создавшие ранее БПЛА Scout, приняли решение сделать следующий шаг: полностью вывести из игры пилотируемые самолеты, используя для уничтожения системы ПВО одни только дроны. Наиболее очевидным методом решения этой задачи могло бы стать размещение на борту дрона противорадарных ракет. Такой подход, однако, неизбежно приводил к увеличению размеров беспилотника и повышал его собственную уязвимость.

Tadiran Mastiff – израильский БПЛА 80-х годов.

Другим способом, позволявшим уничтожать радары и другие элементы ПВО сразу же после их обнаружения, стало использование самого беспилотника в качестве средства поражения. Следует учитывать, что подобный БПЛА имеет, по меньшей мере, два существенных отличия от обычных телеуправляемых ракет, таких, например, как противотанковая американская TOW:

  1. Дрон-камикадзе запускается не по какой-то конкретной цели, а в район, где она предположительно может находиться. Поиск жертвы и наведение на нее осуществляется уже в ходе полета.
  2. В случае если цель не обнаружена или по каким-то причинам не может быть поражена (к примеру, находится на крыше жилого дома), то дрон способен вернуться назад для повторного использования.

У дронов-камикадзе есть более корректное название – «барражирующий боеприпас», но и оно не вполне отражает потенциал таких аппаратов, которые вполне успешно могут использоваться не только для уничтожения каких-либо целей, но и для разведки.

Первым специализированным образцом такого оружия стал разработанный компанией IAI БПЛА Harpy. Свой первый полет он совершил еще в 1989 году. Спустя десять лет этот дрон стал основой для более крупного и совершенного беспилотника. Вначале его обозначали как Harpy II, но затем аппарат получил другое название – Harop.

IAI Harpy – непосредственный предшественник «Харопа».

Основное отличием «Харопа» от Harpy — его универсальность. Хотя этот дрон, как и его предшественник, ориентирован, прежде всего, на нейтрализацию систем противовоздушной обороны, он может с успехом использоваться для уничтожения множества других целей, например, автомобилей, бронетехники, а также отдельных групп солдат противника, небольших зданий и многого другого. Увеличенные размеры позволили «Харопу» продлить время пребывания в воздухе и расширить спектр бортового оборудования.

Интерес к новому БПЛА возник в Турции. В 2005 году в эту страну была отправлена первая партия «Харопов» , но затем поставки прекратились из-за политических разногласий с Израилем, а затем и с США. Небольшое количество дронов-камикадзе было приобретено Индией, Сингапуром и Германией. В 2016 году стало понятно, что «Харопы» купили и для армии Азербайджана. Как вскоре выяснилось, в этой стране удалось наладить лицензионное серийное производство израильских дронов-камикадзе.

Надо отметить, что IAI Harop считается сегодня многими экспертами лучшим в мире образцом барражирующего боеприпаса. Израильским конструкторам удалось опередить даже своих американских коллег, невзирая на огромный научный и производственный потенциал США.

Конструкция барражирующего боеприпаса

IAI Harop изготавливается в основном из углепластика, с нанесенным на него радиопоглощающим покрытием. Это дало возможность уменьшить отражающую поверхность БПЛА, сделав его почти невидимым для радаров.

IAI Harop на авиационной выставке. Хорошо виден толкающий двухлопастной винт.

При создании дрона была использована аэродинамическая схема «утка» — хорошо выраженный высокорасположенный стабилизатор находится в носовой части машины. Крыло летательного аппарата состоит из трех основных элементов: дельтовидного центроплана, отличающегося большой стреловидностью по передней кромке, и двух раскладывающихся прямых консолей.

Рули управления установлены на задних кромках двух килей БПЛА. Располагаются они на стыке центроплана и консолей. Фюзеляж дрона практически полностью сливается с крылом, отчетливо выделяясь лишь в передней части: там, где находится боевая часть и целевая аппаратура.

О силовой установке IAI Harop известно не много. Ясно только, что это двигатель внутреннего сгорания, к которому присоединен двухлопастной толкающий винт. Мотор находится в задней части беспилотника, под специальным обтекателем.

Запуск дрона выполняется из контейнера, с использованием пороховых ускорителей. В «походном» положении консоли крыла остаются сложенными, раскрываясь только после старта.

Бортовое оборудование

IAI Harop оснащается следующими приборами:

  1. Видеокамера с передающим модулем. Способна записывать изображение как в обычном, так и в инфракрасном диапазоне. Используется для поиска целей и наведения на них.
  2. Система радиотехнической разведки. Обнаруживает излучение, создаваемое радарами противника, и определяет их местонахождение.
  3. Радиолокационная станция. Используется для активного поиска целей.
  4. Блок датчиков. Устанавливается на стабилизированной платформе, поворачивается по команде оператора.

IAI Harop внутри пускового контейнера. Консоли крыла сложены. Хорошо виден поворотный блок.

Как утверждают представители компании IAI, беспилотник укомплектовывается компьютером, обеспечивающим автономный (без участия оператора) поиск целей в районе барражирования и их самостоятельное уничтожение.

Основные тактико-технические характеристики

Длина беспилотника 2,5 м
Размах крыльев 3 м
Высота 0,4 м
Практический потолок 4 600 м
Взлетный вес 135 кг (максимальный)
Вес боевой части 23 кг
Предельная дальность полета 1000 км
Максимальная продолжительность полета 9 часов
Максимальная скорость 185 км/ч
Крейсерская скорость 150 км/ч

В некоторых источниках, например, в Википедии, утверждается, что максимальная скорость БПЛА Harop достигает 417 км/ч. Поскольку для маломощного поршневого двигателя такое просто недостижимо, остается предположить, что столь быстрый полет наблюдается лишь при запуске, после включения пороховых ускорителей.

При нанесении удара круговое вероятное отклонение — не более трёх метров. Столь высокая точность позволяет уверенно поражать малоразмерные быстродвижущиеся объекты, в том числе и танки. Однако точные характеристики боевой части, за исключением её веса, не публикуются.

Начиная с 2015 года, компания IAI выпускает миниверсию БПЛА Harop. Её размеры уменьшены приблизительно в пять раз по сравнению с оригиналом, а вес боевой части не превышает четырех килограммов.

Запуск IAI Harop при помощи порохового ускорителя.

Площадь отражающей поверхности дрона — 0,5 квадратных метров или меньше. В результате на экране радара его можно перепутать с некоторыми птицами. Инфракрасная сигнатура БПЛА близка к нулю, то есть обнаружить его на большом расстоянии очень сложно.

Практическое применение

В апреле 2016 года IAI Harop нанес свой первый удар по реальной, а не учебной цели. Это было в Нагорном Карабахе, где в те дни произошло кратковременное обострение давнего вооруженного конфликта. Жертвой беспилотника стала не какая-либо система противовоздушной обороны, а обычный автобус, на котором к линии соприкосновения доставляли армянских добровольцев. В результате внезапного удара погибло семь человек.

В тот же день была совершена атака на другой автобус, однако, в этом случае никто не пострадал: дрон рухнул на землю в нескольких десятках метров от цели. Одновременно армия Нагорного Карабаха сообщила о том, что её бойцам удалось сбить шесть беспилотников израильского производства. В качестве подтверждения были опубликованы фотографии обломков, в которых действительно угадывался Harop.

Осенью 2020 года Азербайджан начал крупномасштабную наступательную операцию против армии Нагорного Карабаха. В ходе боев дроны-камикадзе активно применялись против всех видов целей. В частности, им приписывают уничтожение трёх зенитно-ракетных комплексов «ТОР-М2КМ», а также множества старых советских ЗРК «Оса» , «Стрела-10» и «Печора». Кроме того, сообщалось, что на территории Армении дроном был поражен комплекс С-300, но в этом случае неизвестно, о каком БПЛА идет речь.

Обломки IAI Harop, сбитого над Нагорным Карабахом в 2016 году.

Как следует из опубликованных в интернете роликов, азербайджанская армия применяла Harop даже против небольших групп пехоты, находящихся внутри полевых укрытий:

В то же время было нанесено большое количество успешных ударов по различным артиллерийским системам и бронетехнике. По крайней мере, в одном случае дроны-камикадзе сумели сорвать контратаку танкового батальона армии Нагорного Карабаха, уничтожив большинство боевых машин еще до того, как они вышли на исходные позиции.

Безнаказанное истребление армянских солдат подорвало их моральный дух и обусловило конечное поражение армии Нагорного Карабаха.

Отдельные эпизоды боевого применения IAI Harop отмечались в Сирии. Так, в 2018 году на территории этой страны дронами-камикадзе были уничтожены ЗРК «Панцирь» и «Тор-2». Правда, в этом случае о конкретном типе БПЛА не сообщалось. Не исключено, что это был Harpy.

Возможные меры противодействия

Небольшие размеры IAI Harop и свойственная ему малая площадь отражающей поверхности делают этот БПЛА крайне неприятным противником для любого современного ЗРК. Дрон представляет для российских систем ПВО куда более значительную угрозу, чем, например, турецкий Bayraktar TB2. Проблема вскоре может дополнительно усугубиться, поскольку уже ведется работа над концепцией «роя», состоящего из десятков, если не сотен взаимодействующих барражирующих боеприпасов.

IAI Harop, обнаруженный и сбитый над территорией Ирана во время боев в Карабахе осенью 2020 года.

Подобные «стаи» способны буквально терроризировать войска, постоянно вися над ними и выбирая самые выгодные цели. Средства радиоэлектронной борьбы при этом могут оказаться малоэффективными, поскольку не за горами массовое появление автономных БПЛА.

По всей видимости, для защиты от таких ударов будет наращиваться количество комплексов ПВО малой дальности, способных действовать автоматически. Не исключено, что к борьбе с барражирующими боеприпасами привлекут и вертолеты. К чему приводит игнорирование новых высокоточных средств поражения, наглядно показывают события в Нагорном Карабахе. Ошибки, допущенные Арменией при построении противовоздушной обороны, повторять ни в коем случае нельзя.

Источник: tehnowar.ru

0 0 голос
Рейтинг статьи

Опубликовано: 22.11.2020 в 20:20

Автор:

Категории: Армия и флот

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии