Время «Градов» и «Смерчей». Как Рогожин наладил в СССР производство систем залпового огня

Рогожин прошел путь от инженера до генерального директора предприятия. Он являлся одним из основоположников создания нового направления в производстве боеприпасов к ствольной артиллерии. Как руководитель обеспечил разработку реактивных систем залпового огня (РСЗО) «Град», «Град-1», «Прима», «Ураган», «Смерч», «Дамба», «Дождь», «Огонь», «Удав», реактивных снарядов к ним и внедрение их в серийное производство с созданием высокомеханизированных и автоматизированных участков.

«Он был «технологом от бога». В 1951 году получил Сталинскую премию за разработку технологий гильзовых сталей. В 1963-м возглавил «СПЛАВ» (ныне — научно-производственное объединение «СПЛАВ» им. А.Н. Ганичева, входит в контур управления НПК «Техмаш» холдинга «Технодинамика» в составе госкорпорации «Ростех» — прим. ТАСС). Вместе с генеральным конструктором Александром Никитовичем Ганичевым у них получился отличный тандем. Они создавали изделия, которые впоследствии стали известны всему миру, — рассказал ТАСС генеральный директор НПО «СПЛАВ» Александр Смирнов. — Рогожин стоял у истоков создания целой отрасли промышленности по производству реактивных систем залпового огня (РСЗО). Под его руководством было построено три новых механических завода, модернизировано пять предприятий, включая два механосборочных завода. За эту работу он удостоен звания Героя Социалистического Труда».

«Нам удалось изобрести пластмассовые гильзы»

Рогожин родился 22 ноября 1915 года в Туле в семье служащего. В 1936-м с отличием окончил Тульский механический институт и был направлен на завод №187 «Новая Тула» (ныне — Тульский комбайновый завод). Когда возникла необходимость эвакуации завода во время Великой Отечественной войны, он принимал активное участие в демонтаже оборудования прессового цеха, отправке его в город Новосибирск и установке на новом месте. В кратчайший срок производство было запущено, а благодаря внедрению сокращенного технологического процесса, без ущерба для качества резко увеличилось количество выпускаемых гильз. За это он был награжден орденом Красной Звезды.

С большим трудом в середине войны он сумел вернуться в Тулу. В то время на востоке страны специалистов остро не хватало, и его не хотели отпускать. В 1943 году Рогожин продолжил работу на своем заводе и уже к окончанию войны стал начальником цеха. Необходимо было решать задачи перехода на выпуск мирной продукции.

Наиболее полно его талант инженера-конструктора, технолога и организатора производства раскрылся в 1946-м, когда он перешел в научно-исследовательский институт №147 (ныне — НПО «СПЛАВ»). Институт обеспечивал Советскую армию артиллерийскими гильзами с использованием стали взамен традиционной дорогостоящей латуни.

«Перед нами поставили задачу усовершенствовать гильзовое производство и заменить латунные гильзы на стальные. Вот этот комплекс вопросов и решал «СПЛАВ». Нам удалось изобрести не только стальные, но пластмассовые гильзы», — вспоминал о том времени в одном из интервью тульской газете в 1995 году Владимир Рогожин.

В 1951 году за эту работу группа специалистов, куда входил и начальник бюро Рогожин, была удостоена Сталинской премии. Вскоре его назначают главным технологом, в 1960-м — главным инженером. Спустя три года Рогожин уже возглавлял тульское предприятие.

«Начинал простым инженером, а дослужился до генерального директора, не перепрыгнув ни одной ступени карьерной лестницы. Владимир Николаевич вызывал уважение окружающих не тем, что льстил и заискивал перед начальством, он просто был профессионалом и порядочным человеком. По тем временам, когда директоров снимали за малейший промах, он на должности руководителя оборонного института сумел проработать почти четверть века, — вспоминал в интервью газете «Тульские известия» его сын Александр Рогожин. — Между собой конструкторы «СПЛАВа» называли Рогожина интеллигентом. За широту взглядов, кодекс чести и любовь к Родине».

Время «Градов» и «Смерчей»

В течение 22 лет, до выхода на пенсию в 1985 году, под руководством Рогожина велась технологическая разработка реактивных систем залпового огня. Базой для них стала известная в годы Великой Отечественной войны реактивная артиллерийская установка «Катюша». Мощность, дальность стрельбы и поражающая способность новых систем не шла ни в какое сравнение с прежними. Для их разработки был создан сильный коллектив конструкторов, технологов, металлургов, химиков и других высококлассных специалистов.

«После войны остро встал вопрос дальнейшего развития предприятия. Главный конструктор Александр Ганичев сумел найти выход из создавшегося тупика. Он предложил усовершенствовать системы залпового огня, — вспоминал в интервью Рогожин. — «Катюша», сыгравшая в войне огромную роль, в послевоенные годы осталась, по сути дела, бесхозной. Все окунулись в космические проблемы. Конструкторам «СПЛАВа» удалось усовершенствовать реактивные системы, сделать их более мощными, мобильными и дальнобойными. Попутно наши инженеры модернизировали снаряды, машины. В определенной степени это было новым словом в развитии артиллерии».

«Отец возглавил институт в 1964 году — в тяжелейшее время, когда только разворачивался выпуск установок «Град». Местом производства определили завод «Штамп». До этого предприятие изготавливало самовары, торговое оборудование и гильзы. А теперь предстояло создавать новые производства! — рассказывал сын инженера-конструктора. — Людям, никогда в жизни не имевшим дела с РСЗО, пришлось осваивать с нуля боеприпасы для «Града».

Производства такого масштаба не было ни до, ни после того времени. По словам сына Рогожина, с 1965 года до самой перестройки «Штамп» работал в три смены шесть дней в неделю и еще в две смены по воскресеньям.

Рогожин вспоминал, что, будучи генеральным директором предприятия, «испытывал внимание органов». «Но контроль проводился исключительно корректно. В первую очередь отслеживались контакты с иностранными подданными. Я к этому спокойно относился, потому что офицеры госбезопасности выполняли нужную работу — охраняли государственные интересы», — рассказывал он. Но были и такие моменты, на которые невозможно было повлиять, «ибо решения принимались на самом высоком уровне».

РСЗО 9K51 «Град» (калибр 122 мм с дальностью стрельбы до 20 км) — самая популярная в мире. Она была создана еще в 1963 году группой российских разработчиков под руководством главного конструктора Александра Ганичева.

«Ганичев и Рогожин — это был отличный тандем конструктора и технолога. Поэтому-то и были созданы такие отличные системы оружия. Почему «Град» был так популярен во всем мире? Рогожин создал технологию безлюдного производства, поэтому могли делать эти заказы огромными партиями в год. Он был дешевым, и его все покупали. Его неуправляемые реактивные снаряды были настолько технически точно сделаны, что могли попадать в одну точку. Поэтому боевые возможности «Града» расширились до уровня, который в те годы мог считаться фантастическим», — сообщил ТАСС бывший главный технолог предприятия, а ныне ветеран НПО «СПЛАВ» Рудольф Кобылкин.

Именно полевая реактивная система БМ-21 «Град» стала базовой для ряда других отечественных систем для стрельбы неуправляемыми реактивными снарядами калибра 122 мм — «9К59 Прима», «9К54 Град-В», «Град-ВД», «Легкая переносная реактивная система Град-П», 22-ствольная корабельная «А-215 Град-М», «9К55 Град-1», БМ-21ПД «Дамба» — и некоторых иностранных систем, включая: RM-70,RM-70/85, RM-70/85М, Type 89 и Type 81. Также сама БМ-21 имеет более пяти вариантов модификаций.

Сегодня на вооружении Российской армии стоит самая модернизированная версия «Града» — 9К51М «Торнадо-Г». В сравнении со старым образцом она обладает значительно большей дальностью и маневренностью, но основное отличие — в современной системе навигации. Используя спутниковую навигацию и компьютерный расчет баллистических показателей, система может наводиться на цели автоматически.

На смену «Граду» в 1975 году пришла РСЗО «Ураган» (калибр снаряда — 220 мм, дальность стрельбы — 35 км). Машина была сделана на базе ЗИЛ-135ЛМ и имела 16 зарядов в одном залпе. «Ураган» прошел боевое крещение в Афганистане, не раз помогал Советской, Российской армии, а также союзникам. Последним испытанием для него стала миссия по освобождению Пальмиры в Сирии.

В 1987 году с конвейера сошел первый «Смерч», который до сих пор неизменно служит не только армии России, но и ряду других стран. Он обладает лучшими характеристиками среди РСЗО. Дальность его стрельбы в различных модификациях — 70–90 км. Точность попадания превышает точность аналогов в два-три раза. За счет своей эффективности и дальности «Смерч» близок к тактическим ракетным комплексам, а по точности схож с артиллерийским орудием.

Ожидается, что к концу 2027 года существующие «Смерчи» и устаревшие системы «Ураган» полностью заменят на РСЗО крупного калибра «Торнадо-С», обладающие повышенными характеристиками и расширенной номенклатурой реактивных снарядов. Будут также заменены и «Грады» на РСЗО среднего калибра «Торнадо-Г». Время «Градов» и «Смерчей» уйдет в историю.

«Вся моя трудовая деятельность связана с усовершенствованием отечественной артиллерии, укреплением обороноспособности страны, — говорил Рогожин. — Конечно, я выражаю большое сожаление, что наше детище — «Град», «Ураган» — активно применяется в региональных конфликтах. Системы залпового огня должны быть сдерживающим фактором и использоваться для уничтожения живой силы и техники противника. Но не против мирных жителей и городов. Это очень мощное оружие. Я выполнял нужную для всех задачу».


Роман Азанов

ТАСС благодарит за помощь в подготовке материала пресс-службу НПО «СПЛАВ»


Источник: tehnowar.ru

0 0 голос
Рейтинг статьи

Опубликовано: 20.11.2020 в 18:24

Автор:

Категории: Армия и флот

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии