«Друг для всех»: Алжир как уникальный игрок среди стран арабского мира

С весны 2020 года эксперты сообщают о начавшейся «Холодной войне» между Турцией и Катаром с одной стороны и блоком Объединенных Арабских Эмиратов, Саудовской Аравии и Египта с другой. Этот конфликт ведет к дальнейшему расколу и без того неоднородного арабского мира. Однако в регионе есть страны, которые придерживаются нейтралитета и не дают втянуть себя ни в один из противостоящих союзов. Самым ярким примером таких стран выступает Алжир.

Суверенитет превыше всего

Алжирская Народная Демократическая Республика (АНДР) провозгласила государственную независимость в 1962 году. Новое государство было результатом процесса антиколониализма, получившего особенный размах после окончания Второй мировой войны.

Но в случае Алжира обычные политические противоречия, характерные для выхода из под управления метрополии, наложились на кровопролитную войну за независимость от Франции (1954-1962 годы). По ее итогам обе страны стали совершенно другими. Франция из раздираемой противоречиями парламентской Четвертой республики превратилась в сильную президентскую Пятую республику, а Алжир стал независимым социалистическим государством.

Новая страна укрепила связи с Советским Союзом, который видел в Алжире союзника, идущего «по некапиталистическому пути развития». Следующие 25 лет для АНДР были временем относительной стабильности.

Однако к началу 1990-х годов противоречия между исламистами и приверженцами светской власти переросли в полноценную гражданскую войну. Во время нее правительство Алжира поддерживала бывшая метрополия – Франция, а также Египет, Тунис и США. Исламские группировки же пользовались поддержкой Ливии, Саудовской Аравии, Ирана, Марокко и террористической группировки Аль-Каида. Гражданская война шла вплоть до 2002 года и закончилась поражением исламистов.

Сейчас Алжир позиционирует себя как региональную державу со своими собственными принципами. Его руководство негативно относится к попыткам других держав вмешиваться в политику Алжира. А сочетание исторических традиций, идеологии и крупных газовых ресурсов позволяет АНДР успешно противостоять любому внешнему давлению, включая таковое со стороны стран-участников Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАПГЗ).

ССАПГЗ – это закрытая региональная международная организация, в которую входят 6 богатых энергоресурсами держав: Бахрейн, Катар, Кувейт, Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ), Саудовская Аравия и Оман. Добившись благосостояния за счет больших запасов нефти, они предлагают более бедным странам арабского мира финансовую поддержку в обмен на определенные политические уступки. Примером такой страны выступает Египет, который в результате «Арабской весны» начала 2010-х годов находится в сложном экономическом положении и стал зависим от помощи со стороны нефтяных монархий Залива, что отражается на его внешней политике.

Алжир же, благодаря своим крупным газовым и нефтяным ресурсам, не нуждается в поддержке со стороны держав ССАПГЗ. Кроме того, сама история страны как бывшей французской колонии, выдержавшей кровавую войну за независимость, сделала идею суверенитета в буквальном смысле священной для всех алжирцев.

Демонстрация за независимость Алжира

По этой причине Алжир крайне негативно относится к попыткам стран-участников Организации Североатлантического договора (НАТО), в особенности Франции, вмешиваться как в его внутренние дела, так и в дела других стран так называемого «Глобального Юга» (термин, который используется Всемирным банком и другими организациями для обозначения бывших колоний и развивающихся государств, аналог термина «Третий мир»).

Например, к августу 2020 года почти 60 тысяч жителей Ливана, другой бывшей французской колонии, подписали петицию, предлагающую вернуть их страну под управление Франции на следующие 10 лет. По мнению авторов петиции руководство Ливана доказало свою полную неспособность управлять страной, и для установления квалифицированного управления необходимо вновь вернуться под крыло Франции. В Алжире же под подобной петицией вряд ли подпишется хотя бы сотня человек.

Чтобы понять в чем состоит внешнеполитический курс современного Алжира необходимо проанализировать его политическую идеологию. Ее составными частями являются: деколонизация, антиимпериализм, панафриканизм, арабский национализм, секуляризм, социализм и участие в Движении неприсоединения.

Деколонизация и антиимпериализм близки по значению и представляют собой упразднение колониальных империй и сопротивление попыткам бывших метрополий вмешиваться в дела некогда подконтрольных ими стран. Под панафриканизмом в данном случае следует понимать дружбу и объединение всех африканских стран, одной из которых выступает Алжир, расположенный в Северной Африке.

Арабский национализм – это светская идеология, которая утверждает единство арабской нации, обладающей общим языком и происхождением, и проживающей на территории арабского мира. Арабы составляют около 83% населения Алжира. Секуляризм и социализм означают, что АНДР представляет собой светское государство с социалистической экономикой, которая на 80% плановая.

А Движение неприсоединения – это международная организация, объединяющая государства на основе принципов неучастия в военных блоках. На момент создания этой организации в 1961 году под такими блоками понимались, прежде всего, НАТО и Организация Варшавского договора (ОВД, военный блок во главе с СССР). Членом Движения неприсоединения как раз и стал Алжир.

Эта политическая идеология господствовала в Алжире с самого его образования в качестве независимого государства и оказывает серьезное влияние на его внешнюю политику до сих пор. Принципы внешней политики АНДР остаются неизменными, даже несмотря на то, что за прошедшие десятилетия внутренняя, региональная и мировая обстановка существенно поменялась.

В доказательство этой точки зрения можно привести недавнее событие: в сентябре 2020 года президент Алжира Абдельмаджид Теббун отказался установить официальные дипломатические отношения с Израилем. АНДР не признает Израиль и отказывается нормализовать с ним отношения до тех пор, пока не будет создано палестинское государство со столицей в Восточном Иерусалиме, несмотря на то, что некоторые арабские государства, включая ОАЭ и Бахрейн, уже смягчили свою позицию по этому вопросу.

Президент Алжира Абдельмаджид Теббун

Кроме того, политическая идеология Алжира помогает понять его позицию в отношении военных операций НАТО. АНДР выступает против интервенции стран-членов Альянса в Ливию, Мали, Сирию и другие государства, находящиеся в состоянии политического кризиса или гражданской войны. В соответствии со своей идеей суверенитета он рассматривает конфликты, происходящие в этих странах, как их внутреннее дело, в которое не должны вмешиваться другие игроки.

Друг для всех

Как уже было сказано, в вопросе международных конфликтов Алжир придерживается нейтралитета. Поэтому в новой «Холодной войне» за контроль над арабским миром между Турцией и Катаром с одной стороны и союзом ОАЭ, Египта и Саудовской Аравии с другой, он предсказуемо не стал поддерживать ни один из союзов. С точки зрения Алжира, как считают эксперты, эта проблема, прежде всего, является делом участвующих в конфликте стран.

Алжир осознает важность отношений с каждой из нефтяных монархий Персидской залива, поэтому развивает их в самых разных сферах. В сфере торговли, в особенности морской, а также банковской сфере АНДР близко сотрудничает с ОАЭ. В сфере культуры и религии Алжир развивает особые отношения с саудитами. Что касается Катара, то многие алжирцы работают в «Аль-Джазире» и других новостных агентствах, находящихся в Дохе – столице этой нефтяной монархии.

Религия также влияет на отношения между АНДР и Оманом, поскольку в обоих государствах заметное число населения составляют ибадиты – приверженцы исламского течения, которое отличается как от суннизма, так и шиизма. В научной сфере расширяются контакты между Алжиром и Кувейтом. Кроме того, АНДР приветствует инвестиции всех стран-участников ССАПГЗ в свою экономику.

Арабские страны Персидского залива

Несмотря на свое стремление к нейтралитету, Алжир вполне способен понять точки зрения обеих сторон «Холодной войны» в арабском мире. Сама пережившая тяжелую гражданскую войну с исламскими фундаменталистами, АНДР вполне понимает антиисламскую политику Объединенных Арабских Эмиратов. В то же время, Алжир симпатизирует и борьбе Катара за сохранение его суверенитета, и продолжает поддерживать с ним экономические и дипломатические контакты.

По мнению экспертов, хотя АНДР и не принимает участия в арабской «Холодной войне», она, тем не менее, несет от нее определенные потери. До 2017 года Алжир развивал отношения с растущим, относительно единым и экономически стабильным регионом Персидского залива. Теперь же Залив разделен на две части политическим конфликтом, и окружающие его страны вынуждены выбирать к какой из сторон им примкнуть. В сочетании с экономическим спадом, вызванным пандемией коронавируса, это наносит заметный удар по интересам Алжира.

Кроме того, сам нейтральный статус североафриканской республики в определенной степени является проблемой для нее. Дело в том, что ее отношения с державами Персидского залива портятся именно по той причине, что она отказывается выбрать одну из сторон.

При этом Алжиру все же не удалось полностью избежать участия в конфликте, так как одним из «фронтов» этой конфронтации выступает гражданская война в Ливии, с которой АНДР имеет протяженную границу на востоке. Поэтому исход этой войны имеет для нее огромное значение.

Война на пороге

В Ливии с 2014 года идет кровопролитная гражданская война. Сейчас там сражаются официально признанное Правительство национального согласия (ПНС) во главе с Фаизом Сараджем со столицей в Триполи, и Палата представителей Ливии вместе с Ливийской национальной армией под руководством маршала Халифы Хафтара со столицей в Тобруке. Правительство Сараджа пользуется поддержкой Турции, Катара, США, Италии и Великобритании. Хафтара же, в свою очередь, поддерживают Франция, Россия, Саудовская Аравия, ОАЭ и Египет. Кроме того, в гражданской войне принимают участие и иностранные военные, включая авиацию Египта и Объединенных Арабских Эмиратов, а также турецких солдат и подконтрольных Турции сирийских боевиков.

Отличительной чертой Холодной войны второй половины XX века между СССР и США было отсутствие боевых действий непосредственно между двумя противоборствующими сторонами. Военные действия велись на территории третьих стран, и порой представляли собой гражданские войны, в которых между собой сражались стороны, подконтрольные двум сверхдержавам. Примеры – это война во Вьетнаме (1959-1975 годы), гражданская война в Эфиопии (1974-1991 годы), а также гражданская война в Анголе (1972-2002 годы, Советский Союз принимал участие вплоть до своего распада в 1991-м).

Поэтому вполне закономерно, что новая «Холодная война» между блоком Турция-Катар и союзом Саудовской Аравии, ОАЭ и Египта, целью которой является контроль над значительной частью арабского мира, ведется по схожему сценарию. Одним из «фронтов» этого конфликта и является Ливия, где воюющие ПНС и Ливийская национальная армия отстаивают не только свои интересы, но и интересы своих покровителей.

Протурецкие боевики из группировки Свободная сирийская армия

Что касается позиции Алжира, то в своей политики по отношению к Ливии он стремится поддерживать определенный баланс. Такая позиция является отражением как идеологии страны, так и исторических традиций ее внешней политики. АНДР откровенно опасается того, что разные игроки, включая, прежде всего, Турцию и ОАЭ, за счет участия в ливийском конфликте пытаются усилить свои позиции в регионе.

С одной стороны, Алжир, как и Турция, поддерживает Правительство национального согласия во главе с Сараджем. Более того, он изначально с симпатией смотрел на действия Анкары, когда она в начале 2020 года решила направить Сараджу военную помощь.

Но, с другой стороны, сейчас АНДР с гораздо большим опасением относится к «неоосманской» политике Турции в Ливии (политика по возвращению под контроль Анкары всех прежних владений Османской империи). В особенности Алжир беспокоит перспектива, что Турция может установить постоянное военное присутствие в Ливии, в том числе и на ливийско-алжирской границе. Кроме того, АНДР опасается и новой эскалации конфликта в центральной Ливии.

В то же время эксперты считают, что хотя Алжир и выступает против военного вмешательства иностранных держав в ливийский конфликт, его позиция, прежде всего, направлена против Объединенных Арабских Эмиратов и Египта. Это связано с тем, что АНДР оценивает угрозы своим интересам со стороны внешних акторов в следующем порядке:

1. Глобальные террористические организации, включая ИГИЛ и Аль-Каиду.
2. Марокко.
3. Франция
4. Любые союзные Франции государства, политические и военные организации, включая Египет и ОАЭ и маршала Халифу Хафтара.
5. Турция.

Что касается первых двух пунктов, то Алжир не забыл долгую и тяжелую гражданскую войну с исламскими радикалами, последствия которой в виде терактов продолжают ощущаться до сих пор. А исламские группировки в той войне пользовались поддержкой как раз Аль-Каиды и Марокко.

Корни недоверия к Франции следует искать в истории АНДР, которая была ее колонией и сумела добиться независимости лишь в результате кровопролитной войны. Поэтому она негативно относится как к участию Франции в ливийском конфликте, так и к действиям ее союзников, включая Египет и ОАЭ.

Кроме того, для Алжира Египет является отдельной проблемой. В июне 2020 года президент Египта Абдул-Фаттах Ас-Сиси пригрозил, что египетская армия вторгнется в Ливию, если протурецкие силы атакуют город Сирт. А вторжение Египта в Ливию серьезно изменит баланс сил в Северной Африке, что, в свою очередь, подрывает интересы АНДР. Кроме того, в результате вторжения Ливия перестанет быть тем буфером, который сейчас разделяет две региональные державы между собой.

С самого обретения независимости в 1962 году Алжир представляет собой уникальную державу в арабском мире. В то время, как другие арабские страны несколько раз поменяли принципы своей идеологии и внешней политики в соответствии с меняющейся ситуацией в мире, АНДР отказывается следовать их примеру. Она продолжает отстаивать идеи национального суверенитета, светского государства, антиимпериализма и сотрудничества со всеми арабскими и африканскими государствами, при этом придерживаясь нейтралитета и отказываясь вступать в какие-либо военные блоки.

Но, возможно, что и Алжиру пришло время измениться. В настоящее время арабский мир расколот «Холодной войной» между двумя блоками, и война находится уже буквально на пороге у АНДР. Сейчас в Алжире идут дебаты насчет того, должно ли правительство обладать правом размещать свои военные силы за пределами границ страны. Но спор этот фактически имеет гораздо большее значение и способен повлечь за собой смену всей прежней идеологии Алжира, которой он так принципиально придерживался до сих пор.

Имеет ли право АНДР использовать свои войска, если гражданская война в Ливии будет угрожать ее интересам? Может ли он отправить военный контингент в Ливию, если туда вторгнется Египет или контроль над территорией этой страны попытается установить Турция? Именно ответы на эти вопросы и определят будущее не только идеологии и внешней политики Алжира, но и его самого как государства.


Источник: tehnowar.ru

0 0 голос
Рейтинг статьи

Опубликовано: 13.11.2020 в 21:20

Автор:

Категории: Новости

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии