По прозвищу «Хиросима». О нелегкой судьбе первой советской атомной подлодки К-19

К-19  первый отечественный атомный подводный ракетоносец. Он был вооружен тремя ракетами Р-13 (первые в СССР ракеты, специально разработанные для запуска с подводных лодок,  прим. ТАСС) или Р-21. Созданием проекта, получившего шифр 658, занималось ленинградское ЦКБ-18 (ныне  ЦКБ МТ «Рубин» в составе Объединенной судостроительной корпорации), главным конструктором был Сергей Ковалев. За основу он взял проект атомной торпедной подлодки 627А.

Создание К-19 позволило в короткий срок заложить основы морской подводной ракетно-ядерной системы нашей страны, которая в дальнейшем быстро развивалась и совершенствовалась.

«Надували» отсеки, чтобы вода не поступала»

Крейсерская подводная лодка предназначалась для нанесения удара баллистическими ракетами с ядерным зарядом по военно-морским базам, портам, промышленным и административным центрам, расположенным на побережье и в глубине территории противника. Разработка проекта велась с августа 1956 года.

Головную атомную подлодку проекта 658 заложили 17 октября 1958 года в Северодвинске на судостроительном заводе №402 (ныне — АО «Производственное объединение «Севмаш»). Она получила заводской номер 901 и тактический — К-19. Кстати, в США первая субмарина с баллистическими ракетами — SSBN-598 George Washington — вступила в строй 30 декабря 1959 года.

К-19 была зачислена в списки кораблей ВМФ СССР за год до закладки — 16 октября 1957-го. Экипаж был сформирован и начал занятия в учебном центре ВМФ в Обнинске в декабре того же года. Однако в ходе работ над первым кораблем инженеры, судостроители, проектанты и военные моряки столкнулись с большим количеством различных технических сложностей, что затянуло процесс строительства.

«Очень интересно было работать на головном заказе. Это первый атомный заказ (в цехе №50 — прим. ТАСС). Для нас в нем было все совершенно новое, познавательное. Наша бригада состояла из шести человек. Специальность не очень броская — слесарь-монтажник судовой», — поделился с ТАСС воспоминаниями о строительстве К-19 Герой Социалистического Труда Валентин Репин — ветеран «Севмаша», который свою трудовую деятельность на предприятии начал в 1951 году.

«Требования к качеству работ были очень высокие. Когда проходила центровка линии вала, в других отсеках никто больше и не работал. А когда заказ был построен, выведен из цеха, мы переходили на другую АПЛ. Серия этих кораблей уже пошла. На каждом заказе мы делали свою работу, освобождали другим, переходили на следующий. Такой был у нас конвейер, — рассказал ветеран-строитель. — В то время работали по такому принципу: мы знали только свою работу. Строили и сдавали».

«При первом погружении у лодки выявилось слабое звено — дейдвудный сальник. Это когда вал проходит через прочный корпус, а на него надевается специальное устройство — дейдвудный сальник. Он делался у нас в механическом цехе. При первом погружении обнаружилась течь. Забортная вода при погружениях начинала проступать по сальнику, — вспоминает Репин. — Исправить дефект можно было только в море. Мне посчастливилось, я первый в раз в море вышел на 901-м заказе (головной корабль К-19 — прим. ТАСС). Мы делали свою работу, искали причину. Когда приходилось разбирать этот сальник, лодка стояла в надводном положении. Отсеки «надували», чтобы вода не поступала.

«Второй заказ, который я тоже запомнил, это 904 (проект 658 — прим. ТАСС). Там тоже проявился этот дефект. Потом разобрались, что ошибка была не в нашем монтаже, а в конструкторских расчетах. Со временем ее исправили», — добавил он.

«Перед нами была поставлена задача: когда лодка стала ходить в море на испытания, после выхода проверялась вся центровка. Вскрывались муфты соединения, где турбина соединяется с редуктором, к примеру, далее идут опорные подшипники, — рассказывает судостроитель. — Центровку этих узлов надо было проверять. Мы все это разбирали, проверяли. Приемка была такая: мы сами делаем, проверяем в присутствии наших мастеров. А потом — заводская приемка, после уже проверяли военпредом».

Атомный подводный ракетоносец проекта 658 представлял собой подлодку из десяти отсеков: первый — носовой торпедный, второй — аккумуляторный и жилой, третий — центральный пост, четвертый — ракетный, пятый — дизельный, шестой — реакторный, седьмой — турбинный, восьмой — электромоторный, девятый — вспомогательных механизмов, десятый — кормовой торпедный.

Ракетное вооружение К-19 — комплекс Д-2 с ракетами Р-13 (4К50) дальностью 650 км, впоследствии — Д-4 с ракетами Р-21 (4К55) дальностью 1400 км и возможностью подводного старта. Торпедное вооружение — шесть носовых (два — калибра 400 мм и четыре — калибра 533 мм) и два кормовых (калибра 400 мм) торпедных аппарата.

Проект разрабатывался на основе технических средств и устройств, применяемых на подлодках проекта 627А, с внесением в него существенных улучшений. На лодке были применены малые горизонтальные кормовые рули, малошумная система управления рулями, предусмотрено продувание главного балласта воздухом низкого давления. Небольшая ширина прочного корпуса не позволила разместить ракетные шахты в два ряда, и субмарина имела три вертикальные шахты в ограждении рубки.

Первые ракетоносцы этого проекта для производства ракетной стрельбы должны были всплывать, что, естественно, демаскировало корабль. С появлением ракет, стартующих из-под воды, началось переоборудование лодок с целью установки на них нового комплекса, ракеты которого могли стартовать из подводного положения.

Весь ракетный комплекс для лодки разрабатывался сначала в ОКБ-1 под руководством Сергея Королева, а затем в Миасском КБ машиностроения под руководством Виктора Макеева (ныне — АО «Государственный ракетный центр имени академика В.П. Макеева»). Результатом работ стала одноступенчатая жидкостная ракета, запускать которую можно было только из надводного положения. Применение подводного старта вызвало существенные переделки, связанные с изменением системы предстартовой подготовки и ее обслуживанием. В силу конструктивных отличий пусковых установок комплексов с надводным и подводным стартом пришлось размещать специальные цистерны и устанавливать новые шахты. Проект переоборудования разрабатывался под руководством главного конструктора Ковалева.

Новые ракеты с подводным стартом были запущены в производство лишь в начале 1960-х годов, и все изготовленные к тому времени подлодки пришлось модернизировать по проекту 658М.

Тяжелая судьба

В октябре 1959 года во время торжественной церемонии перевода К-19 из цеха в бассейн (спуска на воду), бутылка шампанского, брошенная по давней традиции в корпус, не разбилась. И это считалось у моряков плохой приметой.

12 июля 1960-го на АПЛ был поднят военно-морской флаг и начались заводские ходовые испытания, после завершения которых 12 ноября того же года был подписан приемный акт. К-19 вошла в состав 206-й отдельной бригады подводных лодок Северного флота ВМФ СССР, база которых была в Западной Лице (Кольский полуостров). Первым командиром лодки стал капитан II ранга Николай Затеев.

Однако у К-19 была тяжелая судьба. За время службы на ней произошло несколько серьезных ЧП, из-за чего эта субмарина получила неофициальное прозвище «Хиросима».

В 1961-м при погрузке ракет на К-19 был задавлен крышкой шахты матрос, а 4 июля того же года лодка прошла на волосок от гибели и атомной аварии большого масштаба. При несении боевой службы в Северной Атлантике на АПЛ произошла авария на главной энергетической установке. В шестом (реакторном) отсеке лопнула трубка манометра первого контура реактора. При попытке ремонта произошел взрыв и выброс пара. Восемь подводников получили смертельные дозы радиации и ожоги. Подошедшие к месту происшествия корабли ВМФ СССР сняли экипаж и отбуксировали К-19 на базу.

С 1962 года по 1963 год на «Севмашпредприятии» лодка проходила ремонт с заменой реакторного отсека и модернизацию по проекту 658М.

15 ноября 1969 года в Баренцевом в море К-19 на глубине около 60 м столкнулась с американской атомной субмариной SSN-615 Gato и, получив повреждения корпуса, возвратилась на базу. 30 марта 1970-го в Мотовском заливе К-19 столкнулась с рыболовецким сейнером.

Спустя два года — снова трагедия. 24 февраля 1972-го при несении боевой службы в Северной Атлантике в трюме девятого отсека произошло возгорание масла. Пожар перекинулся в восьмой отсек, в результате от ожогов и отравления угарным газом погибли 28 человек. Еще 12 моряков оказались отрезанными в десятом отсеке и пробыли в нем 24 дня.

В спасательной операции приняли участие более 30 кораблей и судов советского ВМФ, которым удалось эвакуировать большую часть экипажа и отбуксировать лодку на базу. В 1972-м субмарина прошла ускоренный аварийный ремонт на судоремонтном заводе «Звездочка» в Северодвинске. Затем в 1979-м корабль прошел средний ремонт с модернизацией по проекту 658С (подлодка связи), получив тактический номер КС-19.

И еще одна гибель на лодке произошла 17 августа 1982 года — в результате короткого замыкания в аккумуляторном отсеке погиб моряк. Поэтому неслучайно подводники называли К-19 «Хиросимой»…

Всего за 30 лет К-19 выполнила шесть автономных походов на боевую службу общей продолжительностью 310 суток. 19 апреля 1990 года была исключена из боевого состава ВМФ, выведена в резерв и поставлена на прикол. В 2002-м отбуксирована на судоремонтный завод «Нерпа» для утилизации.

В сентябре 2018 года рубка К-19 была установлена на берегу Пяловского водохранилища в Подмосковье в качестве мемориала морякам-подводникам.


Роман Азанов

В материале использованы данные «ТАСС-Досье» и АО «ПО «Севмаш»


Источник: tehnowar.ru

0 0 голос
Рейтинг статьи

Опубликовано: 12.11.2020 в 18:25

Автор:

Категории: Армия и флот

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии