Запуск первого энергоблока БелАЭС приведет Белоруссию к интеграции с РФ

Реализация БелАЭС является успехом для Белоруссии, но есть вопросы по рентабельности проекта, считает ведущий эксперт Фонда национальной экономической безопасности, преподаватель Финансового университета при Правительстве РФ Игорь Юшков.

В Белоруссии официально открывается БелАЭС

Сегодня 7 ноября в 103 годовщину Октябрьской революции в Белоруссии официально открывается БелАЭС.

Атомная станция, состоящая из двух блоков ВВЭР-1200, должна была изменить облик белорусской экономики и дать импульс данной стране для дальнейшего развития. Сам проект стал возможен благодаря значительным уступкам России.

Во-первых, Россия предоставила Белоруссии льготный многомиллиардный кредит на длительный срок, с выполнением которого у Минска сразу возникли проблемы. Во-вторых, строительство атомной станции означает сужение рынка «Газпрома».

Имеются разные оценки снижения белорусского потребления российского газа, но речь идет как минимум о 25% поставок.

После президентских выборов в Белоруссии положение там значительно ухудшилось. Экономические проблемы в этой стране наблюдаются не один год, а пандемия коронавируса стала настоящим испытанием, поскольку белорусская экономика зависит от экспорта товаров в Россию и от транзита грузов между РФ и ЕС. Оба направления в 2020 году успели сократиться.

Белорусы любили зарабатывать на перепродаже демпинговой российской нефти, когда они покупали сырье по внутренним российским ценам, перерабатывали его в нефтепродукты и продавали в ближайшие к ним страны Европы.

Сегодня данный бизнес не работает, как и многие другие. Из-за этого Россия была вынуждена предоставить правительству Лукашенко новую финансовую помощь и даже разрешить использование средств БелАЭС на совместные проекты.

Введение Литвой эмбарго на импорт белорусской электроэнергии и лоббирование данного запрета на уровне ЕС является проблемой для Белоруссии. Если такое случится, то Минск лишится возможности платить по российскому кредиту в плановом объеме.

«Основная проблема БелАЭС заключается в рынках сбыта. Планировалось, что большая часть вырабатываемой энергии будет экспортироваться в Литву. Именно из-за этого станцию построили прямо на белорусско-литовской границе», — констатирует Юшков.

Проект БелАЭС повторяет концепцию закрытой в Литве Игналинской АЭС в рамках региональной энергетической системы БРЭЛЛ. Она до сих пор существует в Прибалтике, но Литва, Латвия и Эстония собираются выйти из нее к 2025 году.

Рентабельность БелАЭС зависит от экспорта

«Литва на законодательном уровне ввела запрет на импорт электроэнергии из Белоруссии и пытается пролоббировать это решение внутри ЕС. В результате получается ситуация, когда белорусы не смогут продать объемы, которые они до открытия БелАЭС экспортировали в Европу со своих газовых электростанций», — резюмирует Юшков.

Расчет Минска строился на энергокольце БРЭЛЛ, в рамках которого прибалтийский регион связан воедино. Это позволяет наладить схему, когда Литва продолжит покупать белорусскую электроэнергию перетоком через Латвию.

«Латвия и Эстония также заговорили о нежелании закупать белорусскую электроэнергию, поэтому экспортная ориентация проекта находится под большим вопросом. Пока законодательно Латвия и Эстония не ввели такого запрета, как в Литве, но этот вариант обсуждается там на серьезном уровне, и такая перспектива действительно имеется», — заключает Юшков.

Если события пойдут по худшему сценарию, то у Белоруссии останется два варианта: Россия и внутренний рынок.

«Россию также можно использовать для перепродажи электроэнергии в Прибалтику – у нас существуют поставки в Латвию, но возникает вопрос, а зачем российской стороне оказывать такое содействие белорусским партнерам», — констатирует Юшков.

Любые такие проекты Москва может реализовать только под условием интеграции с Минском.

Уход электроэнергии с БелАЭС на внутренний белорусский рынок не является хорошим вариантом для РФ. Каждый из двух блоков атомной станции вытеснит белорусское потребление российского газа на 3 млрд кубов в год.

«В Белоруссии будут остановлены газовые ТЭЦ, а мы лишимся рынка сбыта. В отличие от нефти эти объемы будет сложно куда-то пристроить, а если мы не найдем непрямой замены, то придется сокращать газовую добычу», — резюмирует Юшков.

Решение по строительству БелАЭС было пролоббировано в Москве компанией «Росатом», а «Газпром», как и некоторые другие игроки, холодно относились к данной идее. Для Росатома важно получить, как можно больше контрактов по всему миру.

«В этой борьбе победил «Росатом», а не «Газпром», у которого могут возникнуть вопросы по сбыту», — заключает Юшков.

По БелАЭС предстоит активная работа

У Минска также возникает немало трудностей. Перевод электроэнергии с БелАЭС на внутренний рынок обернется ростом тарифом на электричество, потому что в стоимость энергии будет заложена инвестиционная составляющая. Бесплатного электричества, как говорили в Минске перед началом проекта, не будет, а его итоговая стоимость может быть выше, чем с газовых ТЭЦ.

Себестоимость атомной электроэнергии действительно ниже, но белорусы построили БелАЭС на кредитные деньги. Россия про это не забудет, а, учитывая характер наших отношений, это приведет к большому количеству переговоров.

Минску придется найти место БелАЭС в экономике страны и прибалтийского региона, поэтому вчерашнее заявление Лукашенко о желании построить в Белоруссии вторую атомную станцию является его типичной политической риторикой.

Россия не согласится на такой проект, учитывая текущие вопросы по БелАЭС, да и белорусской экономике он не нужен.


Источник: tehnowar.ru

0 0 голос
Рейтинг статьи

Опубликовано: 07.11.2020 в 20:54

Автор:

Категории: Новости

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии