Как живут на азербайджанской стороне линии соприкосновения

Корреспондент “Ъ” Кирилл Кривошеев, работающий в Азербайджане на линии соприкосновения, в пятницу решил закончить то, что не смог сделать накануне,— посетить место попадания снаряда на кладбище неподалеку от города Тертер. После этого он поехал в район июльских боев, чтобы посмотреть, затянулись ли раны от предыдущего обострения нагорно-карабахского конфликта. Оказалось, что не полностью.

На кладбище в Тертере, которое мы посетили накануне, залпы по-прежнему слышны постоянно. Но так близко, как раньше, «входящие» снаряды уже не ложатся. Надев каски, пробираемся к месту трагедии — за ночь в больнице умер еще один человек, и теперь общее число жертв — четыре. Судя по всему, снаряд попал в соседний памятник, а участников новых похорон задело осколками. Свежая могила укрыта национальным флагом — так обычно хоронят погибших солдат. Но нет, как позже выясняем, это была женщина, гражданская. Сделав несколько кадров, спешно уходим, радуясь, что обошлось на этот раз.

С самого первого дня в Азербайджане обращаем внимание, что флагов там какое-то невероятное количество. Кто-то прикрепляет его на заднее стекло машины, кто-то – на капот, кто-то – ставит маленький флажок на крышу. Но оказывается, в первую Карабахскую войну (1991–1994 годов) флагов не хватало даже для военных. И тогда пожилая женщина Лачин Багирова сшила флаг для Первого батальона добровольцев. Она шьет флаги до сих пор, и рассказывают, что они пользуются особым спросом,— не только ручная работа, но и с историей.

Бабушка живет в Товузском районе, и мы решили, что это хороший повод посетить места июльских боев — и посмотреть, затянулись ли раны от них. Оказалось, что не полностью.

Лачин Багирова встречает нас в квартире своего сына Гасыма — он в центре Товуза. А ее дом — в селе Агдам, где я уже был в июле. Когда 12 июля начались бои, сын забрал ее в город и вернуться до сих пор не получилось – пришлось даже продать скот. Бабушка сидит за старой швейной машинкой и прострачивает шов на краю полотнища. Рядом выкройка полумесяца и восьмиконечной звезды — они расположены по центру флага. «Сейчас, может, это не выглядит чем-то особенным — подумаешь, пошить флаг. Но в 1991 году в государстве не работало почти ничего, и это было важно,— рассказывает она.— Молюсь за президента, молюсь за всех наших солдат и хочу, чтобы сшитый мной флаг развевался и в Карабахе».

Из села Агдам (такое же название носит полностью разрушенный город в Карабахе, куда пытался попасть другой корреспондент “Ъ”), где до июля жила Лачин Багирова, видно ближайшее армянское село — Чинари, а еще ближе, на склоне — азербайджанское кладбище, где похоронен Алы Деде — слово «деде» означает почитаемого религиозного старца. Бабушка рассказывает, что его могила была местом паломничества, но сейчас туда не попасть — мины, да и запросто могут выстрелить с горы.

Мы прощаемся и едем в то самое село Агдам: там, как нам рассказал заведующий организационным отделом исполнительной власти Товузского района Фарман Курбанов, за счет государства отстроены новые дома. В том числе — для семьи Азиза Азизова, единственного погибшего мирного жителя за летнее обострение. Сейчас тот двор не узнать — на месте деревенской постройки с большими окнами (которые при взрыве вылетели) строители возводят крепкий каменный дом.

Скоро там будет жить Зернишан, дочь погибшего. У нее далеко идущие планы — женить сына. Но на неизбежный вопрос: «А сейчас — стреляют?» — женщина отвечает утвердительно. Не артиллерия, но иногда слышно пулемет. Иногда от попадания выстрелов даже гибнет скот. Строят дома и в селе Дондар Гушчу — два полностью, в 34 идут ремонтные работы разного масштаба. Я узнаю людей, но не дворы — где было небогатое жилище с разбитой крышей, теперь надежда на новую жизнь.

Когда велись июльские бои между азербайджанским Товузом и армянским Тавушем, власти Азербайджана утверждали, что «Ереван пытается расширить географию конфликта». Эту формулировку слово в слово вчера повторил помощник президента Азербайджана по внешнеполитическим вопросам Хикмет Гаджиев.

Поводом стал удар «оперативно-тактической ракеты» по совсем другой части Азербайджана — Нахичеванской автономной области, которая отделена от основной территории страны полоской армянской территории. Погибших и пострадавших нет, но сам факт грозит серьезными последствиями — в случае угрозы этот регион имеет эксклюзивное право обратиться за военной помощью к Турции. Именно в Нахичевани в августе прошла основная часть азербайджано-турецких учений с применением и пехоты, и бронетехники, и авиации.

Между тем в Ереване факт удара по Нахичевани отрицают.


Источник: tehnowar.ru

Опубликовано: 17.10.2020 в 21:01

Автор:

Категории: Новости

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о