NYT: эйфория и паранойя — лечение Трампа возродило споры об исключительном праве президента на «ядерный чемоданчик»

В последнюю неделю, по наблюдениям некоторых, Дональд Трамп демонстрировал слишком большую активность в Twitter и непоследовательное поведение. Некоторые связывают это с лекарствами, которыми президента США лечили от коронавируса, пишет The New York Times. По мнению политиков и экспертов, в такой период способность лидера мыслить критически могла быть нарушена, а это крайне опасно, учитывая, что он единолично может отдать приказ о применении ядерного оружия.

Недавние пространные высказывания и непоследовательное поведение президента США Дональда Трампа, по предположению некоторых врачей, связаны с препаратами, которые лидер принимал для лечения коронавируса. Однако такое состояние президента вновь возродило среди экспертов по национальной безопасности давний спор о том, не пора ли отказаться от одного из «ранних нововведений холодной войны» — исключительного полномочия президента давать приказ о запуске ядерного оружия. 

 

Если говорить о Трампе, то в течение своего пребывания на посту он открыто пригрозил прибегнуть к столь радикальной мере лишь раз — во время своей первой «стычки» с Северной Кореей в 2017 году. Правда, сегодняшние опасения как внутри американского правительства, так и за его пределами, в куда большей мере вызваны нежеланием заболевшего лидера задействовать 25-ю поправку к Конституции и на время своей болезни передать власть вице-президенту Майку Пенсу. 

 

Одним из давних сторонников отмены исключительных полномочий президента на запуск ядерного оружия является бывший министр обороны США в администрации Билла Клинтона Уильям Перри, сыгравший важную роль в процессе ядерного разоружения после окончания холодной войны. По его словам, действующая цепочка командования слишком уязвима перед потенциальными неверными оценками, что может привести к роковым ошибкам.

 

Как напоминает издание, критики уже давно обсуждают проблему непредсказуемого поведения Дональда Трампа, которое, по мнению некоторых, может вылиться в полноценную «ядерную угрозу». Но недавняя болезнь президента добавила к спорам новый аспект: сможет ли лидер, находясь под действием препаратов, влияющих на его психический настрой, определить, точно ли он приводит ядерные силы в состояние повышенной боеготовности не по ложной тревоге. 

 

Таким вопросом американские эксперты ещё не задавались, подчёркивает The New York Times. Стратегическое командование Вооружённых сил США часто проводит учения, симулирующие «реальные, но не совсем однозначные доказательства того, что на США готовится ядерная атака». Да, военные отрабатывают возможность того, что, даже «задавая все правильные вопросы», президент может совершить ошибку. Но вероятность того, что способность лидера выносить адекватные суждения может быть нарушена, рассматривается крайне редко. 

 

«Ядерный кризис может произойти в любой момент. И если он случится в тот период, когда способность президента мыслить критически по какой бы то ни было причине скомпрометирована, результаты могут быть катастрофическими», — предупредил Том Коллина из организации Ploughshares Fund, занимающейся предотвращением распространения ядерного оружия. 

 

Издание обращает внимание, что ранее, если глава Белого дома знал, что ему предстоит, к примеру, находиться под анестезией, он временно передавал свои полномочия вице-президенту. Так было с Рональдом Рейганом в 1985 году и Джорджем Бушем — младшим в 2002-м и 2007-м. В случае Трампа без сознания он вроде как не находился, тем не менее есть основания полагать, что комбинация лекарственных препаратов, которыми лечили президента, могла повлиять на его способность выносить наиболее важные решения. 

 

Хотя в одном из последних интервью после выписки из больницы Трамп сообщил журналистам, что больше не принимает экспериментальные средства, ему по-прежнему некоторое время был предписан стероидный препарат дексаметазон, который, по словам врачей, может вызывать чувства эйфории, неуязвимости и всплески энергии. В пятницу президент объявил, что и это средство он больше не принимает. 

 

Но всё-таки большая активность Трампа в Twitter и его хаотичные интервью в период, когда он проходил лечение, многих заставили задаться вопросом, не вызвано ли такое поведение лекарствами. Спекуляций прибавило и нежелание врачей президента раскрывать подробности относительно его состояния и процесса лечения. 

 

«История сокрытия состояния здоровья лидеров стара, как сама республика. Проблема здесь заключается в дексаметазоне — он может вызвать у человека паранойю, сделать его оторванным от реальности. Мы не знаем, сколько ему давали. И если он посреди ночи отдаст приказ и никто ему не помешает, нам остаётся рассчитывать только на то, чтобы его военный советник не передал приказ дальше или чтобы дежурный офицер в центре управления ему не последовал», — комментирует доцент политологии Массачусетского технологического института Випин Наранг.

 

Конечно, в соответствии с действующей процедурой, военные обязаны удостовериться, что приказ действительно пришёл от президента. Однако это не решает проблему того, что в принятии или одобрении подобных решений не участвует ни министр обороны, ни председатель Объединённого комитета начальников штабов, ни глава Стратегического командования, который непосредственно отвечает за ядерный арсенал страны. 

 

По информации газеты, власти не говорят, принимались ли какие-то специальные меры предосторожности с учётом лечения Дональда Трампа. В неофициальных беседах сразу несколько госслужащих вспомнили неподтверждённые истории о последних днях президентства Ричарда Никсона в 1974 году: он якобы много пил и разговаривал с портретами, украшающими стены Белого дома, поэтому министр обороны Джеймс Шлезингер поручил военным не реагировать на возможные приказы о применении ядерного оружия, если они не будут одобрены лично им или госсекретарём Генри Киссинджером. Правда, эту информацию трудно проверить, потому что Шлезингер умер в 2014 году, а Киссинджер, которому сегодня 97 лет, утверждает, что о подобном приказе ничего не знал. 

 

Но если эти рассказы — правда, по мнению Наранга, такой расклад, «конечно, не предусматривается законом». На сегодня нет никаких доказательств того, что полномочия госслужащих в окружении Трампа были расширены на период его болезни. 

 

Как подчёркивает The New York Times, исключительные полномочия на применение ядерного оружия — необычная практика для подавляющей части ядерных держав мира. Даже в России запуск требует одобрения как минимум двух из трёх обозначенных государственных лиц. И хотя, как указано в Конституции США, только конгресс может объявлять войну, в период холодной войны стало понятно, что ракеты и бомбардировщики не будут ждать законодателей, поэтому при администрации Гарри Трумэна полномочия на применение ядерного оружия были переданы президенту. Собственно, он и был единственным президентом в истории США, отдавшим приказ о ядерном ударе. 

 

В армии, где все военнослужащие, принадлежащие к ядерным силам, регулярно проходят проверки своего психического состояния, также действует принцип двойного контроля. Как объясняет врач и бывший правительственный эксперт Питер Цимммерман, согласно этому правилу, при запуске ядерного оружия всегда должны находиться двое — во избежание краж, саботажа или ошибки. И тем не менее на самом верху цепочки, где находится верховный главнокомандующий, этот принцип не работает. А ведь президент тоже может неверно оценить ситуацию или повести себя импульсивно, и это приведёт к «чудовищным последствиям», считает Циммерман.


Источник: tehnowar.ru

Опубликовано: 14.10.2020 в 20:58

Автор:

Категории: Новости

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о