Расследование «Bellingcat»: раскрыты новые подробности попытки ГРУ устранить болгарского бизнесмена

Расследование проведено совместно изданиями «Bellingcat» и The Insider Russia, обвиняющими в покушении на болгарского бизнесмена Эмилиана Гебрева в/ч 29155 (при повторном упоминании в статье она фигурирует уже под номером 21955) ГРУ, называя ее элитным подразделением сил специальных операций. Задача статьи заключалась в восстановлении целостности картины, произошедшей в Софии весной 2015 года. Итак, в соответствии с документами, представленными прокуратурой Болгарии, в апреле 2015 года три гражданина Болгарии были отравлены боевым отравляющим веществом (БОВ) на основе органофосфатов.

АНАТОМИЯ ПОКУШЕНИЯ НА УБИЙСТВО: СЛЕЖКА

Согласно версии журналистов, сначала следовал «подготовительный визит»: 15 февраля 2015 года три подозреваемых офицера ГРУ Денис Сергеев, Егор Гордиенко и Сергей Лютенко, используя поддельные документы на имена «Сергея Федотова», «Георгия Горшкова» и «Сергея Павлова», прибыли в Софию тремя разными рейсами из Москвы, Белграда и Афин. Первым прилетел Гордиенко рейсом авиакомпании «Аэрофлот» SU2060 в 12:23, затем Сергеев рейсом JU122 авиакомпании Air Serbia в 15:58 и Лютенко в 18:08 из Афин.

«Сергей Павлов» остановился в Hotel Hill на неделю, запросив номер на третьем этаже с окнами, выходящими на парковку. Дело в том, что здание этого отеля примыкает к главному офису оружейной фирмы Emco Ltd — компании, принадлежащей болгарскому бизнесмену Эмилиану Гебреву, поэтому вид на парковку отеля из окон номера, снятого «Павловым», позволял наблюдать за проходом от главного входа в офис до подземной парковки компании. Второй предполагаемый агент, «Горшков», снял номер в Hotel Marinella, который также расположен рядом с офисом Гебрева. С 15 этажа, где остановился россиянин, открывается вид на вход в подземный паркинг. Несмотря на то, что у болгарской стороны нет никаких данных о месте проживания третьего агента Дениса Сергеева, журналисты утверждают, что, согласно полученным ими регистрационным записям отеля, «Федотов» остановился в том же номере, хотя они не могут предъявить никаких официальных данных, подтверждающих это.

По прибытии «Горшков» и «Павлов» арендовали автомобили. Их маршрут остался неизвестен, однако пробег за неделю пребывания в Болгарии составил 128 км и 87 км соответственно. История покупок «Горшкова» по карте VISA (выпущена на подставные данные) говорит о том, что, скорее всего, все это время агенты оставались в пределах Софии, хотя это и не исключает вероятности коротких выездов из столицы. Журналисты убеждены – все это время было потрачено «агентами» на слежку за их целью, Эмилианом Гебревым, и выяснение его привычек, графика и маршрутов в течение дня. Особый интерес представляет история покупок «Горшкова» — косметика, спортивные товары и детские игрушки. Но здесь расследователи не могут сказать наверняка, злоупотреблял ли российский агент на задании деньгами налогоплательщиков, или же действовал полностью по инструкции, подтверждая свое «туристическое» алиби. Так или иначе, 25 февраля все трое вернулись в Москву, «Павлов» и «Федотов» одним рейсом Аэрофлота, а «Горшков» — другим.

ВОЗВРАЩЕНИЕ «ТУРИСТОВ»

Старательно поддерживая легенду независимо путешествующих туристов агенты вернулись в Софию через 2 месяца. На этот раз, первым из Москвы прибыл «Павлов» — 22 апреля, «Федотов» и «Горшков» же через два дня 24 апреля приземлились в приморском курортном городе Бургас, по всей видимости, в рамках режима повышенной секретности операции. Ожидая встречи с коллегами «Павлов» снял квартиру в 50 метрах от офиса Emco Ltd. и через два дня — в день, когда «Федотов» и «Горшков» прибыли в Софию на арендованном автомобиле, он перебрался в Hotel Hill, причем, что примечательно, потребовал именно тот номер, где уже останавливался зимой.

Двое других выбрали более обходной и запутанный путь к месту преступления. Приземлившись в Бургасе, «Федотов» и «Горшков» взяли напрокат машину на имя «Горшкова» и проехали 140 км на север в направлении Варны, другого крупного приморского города Болгарии. Там они зарегистрировались в отеле Best Western Park всего на одну ночь. На следующий день они поехали в Софию, но остановились там в разных местах. «Горшков» снял трехкомнатную квартиру в центре Софии, примерно в 3 км от офиса Emco. Бронь была сделана до 30 апреля – и оба они с «Федотовым» купили обратные билеты в Москву на этот день. В этот же период «Федотов» арендовал квартиру, расположенную примерно в 300 метрах от офиса Emco.

Никто из троих не останется до конца оплаченного периода или не воспользуется купленными обратными билетами. Они купили новые и вылетели в Москву через Стамбул вечером 28 апреля 2015 года – как только (думали, что) выполнили свою миссию.

ПЛОД ЯДОВИТОГО ДЕРЕВА

Вечером 28 апреля на рабочем обеде со своими польскими партнерами в ресторане при отеле Hotel Marinella (где зимой останавливались «Горшков» и «Федотов»), Эмилиану Гебреву внезапно стало плохо и он стремительно впал в кому. Менеджер по продукции в его компании — Валентин Тахчиев — серьезно заболел два дня спустя, а 4 мая 2015 года более слабые симптомы отравления были зафиксированы и у сына бизнесмена Христо Гебрева. Сроки отравлений, а также сам выбор целей оставил всех в замешательстве. Однако пролить свет на эти события удалось благодаря записям камер видеонаблюдения в подземном гараже, используемом компанией Гебрева.

Болгарские следователи считают, что на дверные ручки автомобилей жертв, припаркованных в подземном гараже, расположенном за отелем Hill Hotel, было нанесено неустановленное нервно-паралитическое вещество из группы органофосфатов.

28 апреля 2015 года, в день, когда Эмилиан Гебрев первым из трех пострадавших почувствовал недомогание, он заехал в гараж и припарковал свой Nissan GTR в 11:07, направившись после этого в офис. В течение следующих двух часов его личный водитель Олег Лазаров и менеджер по продукции Валентин Тахчиев также оставили в гараже свои личные автомобили – Mercedes S Class и Toyota Land Cruiser. В 13:58 камеры наблюдения зафиксировали появление в гараже неизвестного в фетровой шляпе и черных перчатках, что-то держащего в руках. Сперва он приблизился к машине Тахчиева и на несколько секунд задержался возле нее, скрыв руки от поля зрения камеры. Потом он проделал то же действие рядом с машиной Эмилиана Гебрева, однако угол обзора камеры не позволяет разглядеть, какие именно манипуляции с машинами он произвел. За 2 минуты он обошел оба автомобиля 3 раза.

Затем неизвестный стал двигаться к выходу. Вторая камера зафиксировала, как он остановился около «Мерседеса» водителя Гебрева. Перед тем, как пройти к выходу из гаража, субъект на пару секунд задержался у правой пассажирской двери машины. В 14:02 – спустя лишь 4 минуты после своего первого появления – неизвестный воспользовался дверью, открывшейся, чтобы пропустить въезжавший автомобиль, и выскользнул наружу.

Всего через 10 минут после исчезновения неизвестного в гараж зашел личный водитель Гебрева, и выехал из него на Mercedes S Class. Вскоре он забрал своего босса, чтобы отвезти его на деловую встречу. Гебрев почувствовал симптомы сильного отравления прямо перед обедом и впал в кому около 20:30 в ресторане при отеле Hotel Marinella. Тахчиев забрал свою машину из гаража только через два дня – ранним утром 30 апреля. В 09:40 он уже вернулся в гараж, а чуть позже у него проявились такие же симптомы, как у Гебрева, но не настолько сильные – проблемы с речью и зрением, обильное потоотделение, сильно суженные зрачки, очень высокое кровяное давление и постоянная тошнота. Через три дня симптоматического лечения его состояние улучшилось, но предыдущие дни полностью выпали из его памяти. После того, как его семья узнала, что симптомы идентичны тем, которые были выявлены у Эмилиана Гебрева, Тахчиева перевели в другое медучреждение, где ему был поставлен диагноз – отравление органофосфатами. Разница в тяжести симптомов, проявившихся у Гебрева и Тахчиева, может быть объяснена тем, что между нанесением поражающего вещества на поверхность машины и его контактом с жертвой прошло большее время, чем в случае с Гебревым.

Около 10:30 того же дня к машине своего отца подошел Христо Гебрев. Он заглянул в багажник как бы осматривая его, обошел автомобиль, в его руках можно было заметить некий измерительный прибор, потом проделал то же самое с машиной Тахчиева. При том, что болгарские следователи не уделили Христо Гебреву никакого внимания и не допросили его в рамках расследования, источник, знакомый с ситуацией, сообщил «Bellingcat», что сын бизнесмена использовал ручной детектор опасных веществ, пытаясь определить причину тяжелого отравления своего отца. Тем же занимались и врачи, которым эта информация была необходима для назначения правильного лечения.

Сам Христо Гебрев заболел через 4 дня — 4 мая 2015 года, его симптомы были гораздо слабее, чем у отца и Тахчиева, что объясняется минимальным воздействием на него органофосфатов во время обследования двух машин по прошествии уже значительного времени.

МИССИЯ ПРОВАЛЕНА. ПРОБУЕМ СНОВА?

Эмилиан Гебрев и Валентин Тахчиев были госпитализированы в критическом состоянии: Гебрев в госпиталь Софийской Военно–Медицинской академии, а Тахчиев в клинику неотложной медицинской помощи «Пирогов». Оба они проходили лечение от тяжелого отравления неизвестным веществом. Поскольку в 2015 году общественность еще не знала о возрождении в России использования органофосфатов типа «Новичок», они, и особенно Гебрев, у которого наблюдались гораздо более тяжелые симптомы, выжили исключительно благодаря интенсивному симптоматическому лечению опытными врачами, за плечами которых имелся опыт оказания медицинской помощи в зоне боевых действий.

В середине мая Гебрев и Тахчиев были выписаны из медучреждений и отправлены для восстановления домой. Спустя всего лишь 3 дня, 18 мая 2015 года, как показывают полученные расследователями документы и записи бронирования, группа агентов ГРУ начала планировать новое покушение для завершения проваленной миссии. 18 мая были приобретены билеты и забронированы отели и спустя 5 дней — 23 мая — двое из трех «туристов» вернулись в Болгарию в третий раз за год. «Сергей Федотов» и «Георгий Горшков» прилетели в Софию из Москвы рейсом SU2060 авиакомпании «Аэрофлот». Но в этот раз с ними не было «Сергея Павлова».

В обвинительном акте не упоминается третье лицо, принявшее участие в третьей «исправительной» поездке группы ликвидаторов ГРУ. Однако, как журналисты ранее сообщали, на основе полученных документов о бронировании и авиабилетах, к группе примкнул новый агент. Он прилетел из Москвы в Софию в тот же день, когда и «Федотов» с «Горшковым». Этим третьим был «Даниил Степанов» — в реальности еще один агент ГРУ Даниил Капралов.

Как утверждают журналисты, в отличие от Лютенко («Павлова»), помимо «спецназовских навыков» Капралов имел медицинское образование, однако как и свой предшественник был любителем видовых номеров в отеле. Бронь на сайте Booking.com, которая оказалась в руках расследователей, показывает, что он конкретно запрашивает «Номер с хорошими видовыми характеристиками» в отеле Hotel Hill.

Как и во время предыдущей поездки только один из трех агентов — «Степанов» — расположился вблизи офиса Гебрева. Запланированное время проживания в Hotel Hill приходилось с 23 по 29 мая. «Федотов» и «Горшков» на тот же период сняли отель в 3 километрах от цели.

Однако по прибытию в Софию агенты узнали о неожиданном изменении обстоятельств – Эмилиан и Христо Гебревы решили временно перебраться на свою семейную виллу на берегу моря, в надежде на то, что чистый и богатый йодом морской воздух ускорит процесс их восстановления.

ДОРОЖНОЕ ПРИКЛЮЧЕНИЕ

Действия российских агентов в последующие 5 дней не вполне ясны. Они арендовали машину на период 23-30 мая — снова на имя «Горшкова» — в которой не было установлена система GPS (примечательно, что агенты всегда отдавали предпочтение автомобилям старых и недорогих моделей, не оснащенным GPS-трекерами). Выписка по кредитной карте показала, что агенты оставались в Софии как минимум в течение суток после прибытия, о чем свидетельствуют их покупки в магазинах спортивных товаров.

Так или иначе, следователи убеждены, что к 28 мая агенты все же смогли добраться до бизнесмена, чья вилла расположена в 4 часах езды от Софии. В этот день у Гебрева-старшего снова проявились уже знакомые симптомы, его состояние стало ухудшаться. Христо немедленно отвез отца обратно в Военно-медицинский госпиталь в столице в отделение неотложной медицинской помощи.

На следующий день, 29 мая, «Горшков» и «Федотов» пересекли на арендованной машине сербско-болгарскую границу, а на следующий день оставили ее в аэропорту Белграда и вылетели в Москву. «Степанов» же вылетел в Москву прямым рейсом из Софии 29 мая.

ВОПРОСЫ БЕЗ ОТВЕТА

Решение стороны обвинения о приостановлении расследования, которая, по-видимому, хорошо знакома с делом в части установления фактов, представляет собой убедительное доказательство прямой причинно-следственной связи между тремя названными подозреваемыми и почти смертельным отравлением трех болгарских граждан. Однако проведенные к настоящему времени расследования оставляют ряд открытых вопросов, требующих решения.

1. Личность неизвестного в шляпе

Болгарские следователи не смогли установить личность человека, проникшего в подземный гараж, однако считают, что именно он нанес отравляющее вещество на ручки автомобилей Гебрева и менеджера по продукции в его компании Тахчиева. Как ранее сообщалось, болгарские власти обратились к американским следователям за помощью в установлении личности подозреваемого по видеозаписи, однако это не принесло результатов.

Журналисты склоняются к тому, что им, скорее всего, был «Сергей Федотов», а именно генерал-майор ГРУ Денис Сергеев. Он был старшим по званию в группе и предпринял наиболее серьезные меры оперативной секретности в обеих поездках (несколько бронирований отелей, отсутствие аренды машины и покупок с карты на это имя). Также он был единственным агентом, в отношении которого достоверно известно его участие в схожем покушении в качестве старшего группы по устранению Скрипаля в 2018 году. Это утверждение, однако, не является окончательным, и вполне возможно, что один из двух других агентов группы ответственен за нанесение отравляющего вещества на ручку автомобиля. Аргументом в пользу этой гипотезы мог бы быть тот факт, что в деле Скрипалей Сергеев выполнял контролирующие функции, а работу по непосредственному устранению вели два младших по званию члена группы — полковник Мишкин и полковник Чепига.

Установление личности человека, находившегося в гараже, важно не только для установления виновника в болгарском деле, но и для лучшего понимания порядка действий российских спецслужб в аналогичных операциях – знание, которое, вероятно, окажется полезным при расследовании других покушений.

Возможные подходы к определению личности в условиях отсутствия четкой фотографии лица человека включают дальнейшее изучение телекоммуникационных данных – определение количества и остаточных метаданных с телефонов, используемых тремя членами группы, а также анализ походки и сравнение на основе видеозаписей трех известных подозреваемых.

2. Список подозреваемых

Болгарские власти предъявили обвинения трем подозреваемым в этом преступлении. Однако существуют свидетельства, которые связывают по меньшей мере еще трех членов того же подразделения ГРУ со временем и местом проведения операции. Как выяснено в ходе расследования, не менее 6 агентов ГРУ под прикрытием были вовлечены в планирование операции по устранению Гебрева. Анализ проводился на основе сроков их синхронизированных прибытий и отъездов в период с февраля по май 2015 года. Однако остальные остались вне поля зрения болгарского следствия. Оно проявило недостаточную инициативу для более масштабного сбора данных с целью выявления прямой причастности иных лиц.

3. Игнорирование реальных имен

Болгарская прокуратура предъявила обвинение трем лицам под выдуманными именами, что превращает этот шаг в бессмысленный жест. Без указания реальных имен организаторов покушения, служащих на самом деле в структурах военной разведки РФ, невозможно установить их мотивы – их обвинение и не коснулось.

Примечательно, что в документах обвинения есть информация от шведской разведки – одному из подозреваемых, «Сергею Федотову», в начале 2014 года Швецией была выдана краткосрочная шенгенская виза, заявление на нее он подавал вместе с «Александром Петровым». Дата рождения «Петрова» совпадает с датой рождения Александра Мишкина, одного из двух главных подозреваемых в покушении на Скрипаля. Используя эту связь, болгарские следователи приводят доказательство вины «Федотова», однако, они не решились развить логическую цепочку еще глубже – ответственной за операцию в Болгарии была та же группа агентов ГРУ.

4. Неэффективность международного сотрудничества в правовой сфере

Не все странности в расследовании дела Гебрева можно списать на ошибки болгарской прокуратуры. Попытки представителей Болгарии прибегнуть к экспертизе ОЗХО привели к юридическому тупику – организация отказалась участвовать в расследовании на условиях УПК Болгарии. Хоть ее позиция и верна юридически, глобальный интерес к инциденту должен был побудить ее проявить больше активности в вопросе, как единственной компетентной международной организации, способной оказать помощь.

Другие странности коснулись финской лаборатории VERIFIN, которая в 2015 году проводила первичный анализ крови Гебрева. Несмотря на то, что она обязалась хранить образцы в течение 5 лет, на свой запрос в 2019 году болгарские представители получили ответ, что образцы недоступны, без каких-либо дополнительных пояснений. Таким образом, истек и предусмотренный пятилетний срок, в результате чего болгарские следователи оказались лишены всякой возможности установить отравляющее вещество. На личное обращение Гебрева в лабораторию ответа не последовало, не оказала ему помощь и финская прокуратура.

Журналисты убеждены, что помехи международному сотрудничеству по правовым вопросам по политическим причинам приняли системный характер. Это может дать российским спецслужбам еще больше свободы для устранения неугодных лиц, как в своей стране, так и за рубежом.

Серия скандалов с покушениями российских спецслужб на убийства различного рода лиц, без сомнения, в первую очередь направлена на формирование у западной аудитории устойчивого «бесчеловечного» образа России, якобы не брезгующей сводить счеты со своими врагами за границей, еще и общественно опасным способом, ставящим под угрозу жизни случайных людей. В попытках отравления Гебрева, Скрипалей и Навального действительно очень много сходных черт: ясного мотива в устранении цели у правительства РФ нет, якобы используется БОВ группы «Новичок» (одной из характеристик которого являются крайне высокие поражающие качества), однако в каждом случае цель выживает и достаточно быстро восстанавливается, а западные СМИ получают удобную тему для обсуждений.

Казалось бы, есть ведь примеры успешной работы спецслужб, тут и устранение Яндарбиева, и отравление Хаттаба, и т.д. Зачем же пытаться применить такой экстравагантный способ убийства цели, как отравление БОВ в общественном месте, учитывая, что уже третья попытка подряд оканчивается неудачей такого же рода? Эти, и многие другие вопросы – далеко не самые удобные для версии «Bellingcat». Нельзя отрицать, что война «невидимого фронта» между спецслужбами идет, не прекращаясь ни на минуту, и в ней у каждой из сторон могут быть и успехи, и неудачи. Но официальная позиция западных правительств по этим инцидентам имеет не меньше белых пятен, чем российская. С уверенностью можно констатировать: вне зависимости от того, что именно произошло в действительности, эти скандалы уже использованы в целях информационной войны.


Источник: tehnowar.ru

Опубликовано: 08.10.2020 в 21:20

Автор:

Категории: Новости

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о