Эпоха викингов в свете палеогенетики



Международный коллектив палеогенетиков проанализировал сотни геномов скандинавов викингской эпохи и сравнил их с известными геномами других древних и современных европейцев. Исследование показало, что в эпоху викингов имел место заметный приток генов в Скандинавию из других регионов, причем на юге Скандинавии сформировались области повышенного генетического разнообразия, тогда как север оставался более гомогенным. Генетический обмен между разными областями Скандинавии был довольно ограниченным. Благодаря этому можно различить датских, норвежских и шведских викингов по их геномам. Палеогенетические данные подтвердили ряд известных исторических фактов, в том числе походы датских викингов в Англию, шведских — в Прибалтику, норвежских — в Ирландию, Шотландию, Исландию и Гренландию. Кроме того, во многих уголках викингского мира, в том числе в Исландии и Норвегии, заметна генетическая примесь жителей Британских островов. Геномы средневековых гренландских колонистов подтверждают их исландско-норвежское происхождение (с британской примесью, характерной для исландцев). В них нет следов смешения с инуитами, индейцами или палеоэскимосами, равно как и признаков близкородственных браков, что говорит скорее об относительно быстром вымирании гренландской колонии, чем о медленном угасании.

Большой международный коллектив генетиков и антропологов во главе с Эске Виллерслевом (Eske Willerslev) из Копенгагенского университета сообщил в журнале Nature о черновом (с медианным покрытием около 1) прочтении геномов 442 древних европейцев. Большинство изученных индивидов — скандинавы, жившие в VIII–XI веках н. э., то есть в период, который называют «эпохой викингов» (рис. 1, 2).

Исследователи попытались на основе палеогенетических данных разобраться в том, какой вклад внесла в формирование современных европейских генофондов деятельность раннесредневековых скандинавских мореходов, разбойников, завоевателей и торговцев, известных под условным названием «викинги». Следует пояснить, что сейчас «викингами» называют всю культурную общность скандинавов того времени, хотя изначально этот термин обозначал определенный род занятий (морские походы, преимущественно военного характера), так что какой-нибудь мирный норвежец, выходивший в море только за треской, или шведский священник X века очень удивились бы, если кто-то назвал бы их «викингами».

Исследователи выбрали для анализа кости людей, чья принадлежность к «миру викингов» (то есть к раннесредневековым скандинавам и их культуре) более или менее уверенно устанавливается по археологическим, историческим или антропологическим данным. Например, кости из массового захоронения Риджуэй Хилл близ Уэймута на южном побережье Англии (X или XI век, рис. 1, b), по мнению историков, принадлежат не саксам и не бриттам, а скандинавам — вероятно, морским разбойникам, захваченным и казненным местными жителями (см. Ridgeway Hill Viking burial pit). Аналогичная ситуация и с людьми, захороненными в двух кораблях на острове Сааремаа в Эстонии (см. Salme ships) еще в «ранневикингскую эпоху», примерно за полвека до первого зафиксированного в письменных источниках викингского набега (793 г., см. Lindisfarne raid). В выборку вошли и образцы из России и Украины (люди, похороненные по скандинавскому обычаю со скандинавскими артефактами, княжеские дружинники, а заодно и пара князей-рюриковичей: Глеб Святославич и Изяслав Ингваревич), а в длинном перечне авторов статьи есть российские и украинские антропологи. Вместе с 442 новопрочтенными геномами анализировались 1118 древних геномов, опубликованных ранее, а также геномы 3855 современных людей. Подробные сведения об использованных данных и методах можно найти в дополнительных материалах к обсуждаемой статье, которые представляют собой фактически целую монографию на 178 страниц.

Сравнительный анализ геномов показал, что скандинавы викингской эпохи по большей части являются потомками североевропейских популяций, живших здесь ранее — в железном и бронзовом веках. Как и у других европейцев, генофонд викингов складывается в основном из трех компонентов: древних европейских охотников-собирателей, ближневосточных земледельцев и скотоводов, восточноевропейских степняков. Кроме того, в некоторых норвежских и шведских популяциях викингской эпохи прослеживаются дополнительные примеси, в том числе восточноазиатские (возможно, сибирские), которые ранее были замечены у финнов и саамов (см. T. C. Lamnidis et al., 2018. Ancient Fennoscandian genomes reveal origin and spread of Siberian ancestry in Europe).

Более тонкий анализ популяционной структуры викингов, основанный на 298 геномах с наилучшим качеством прочтения, выявил три довольно четких кластера, соответствующих раннесредневековым датчанам, шведам и норвежцам. Это значит, что «викинги», по-видимому, никогда не были единой, хорошо перемешанной популяцией: генетический обмен между разными областями Скандинавии в эпоху викингов оставался ограниченным, несмотря на тесные культурные и экономические связи и развитое мореходство. Интересно, что «датские» гены, по-видимому, попадали на север (в Норвегию и Швецию) значительно чаще, чем «норвежские» и «шведские» — на юг, в Данию.

Помимо этих трех кластеров в викингском генофонде выявился еще один, четвертый кластер. Авторы условно назвали «северо-атлантическим», пояснив, что это, по-видимому, выходцы с Британских островов, причем не англосаксы, а скорее кельты (ирландцы, скотты, пикты и др.). Англосаксы генетически почти не отличаются от датских викингов, ведь они прибыли в Британию всего на несколько столетий раньше и примерно из тех же краев (с территории нынешней Дании и северной Германии).

На рисунке 3 показано распространение четырех перечисленных генетических компонентов в «мире викингов». Нужно помнить, что это лишь очень грубая схема, основанная на ДНК из нескольких сотен случайно сохранившихся скелетов.



Тем не менее, полученные данные неплохо согласуются с известными историческими фактами: шведские викинги ходили на Восток, датские — в Англию, а норвежские совершали набеги на Шотландию и Ирландию, прочно обосновались на Оркнейских и Фарерских островах, открыли и заселили Исландию и юго-западную Гренландию.

Что касается «северо-атлантического» компонента, то он, помимо Ирландии, Шотландии и южной Англии, обнаруживается в заметном количестве у викингов Норвегии, Исландии и Гренландии. По-видимому, коренные британцы пополняли викингский генофонд не только в роли пленников, жен и рабов, но и сами порой становились викингами. Например, в изученной выборке есть четыре индивида с Оркнейских островов, чьи геномы удалось прочесть с высоким покрытием и которые по археологическим признакам являются типичными викингами. У двух из них примерно в равной пропорции смешаны «датские» и «норвежские» гены, а у двух других геномы почти чисто «северо-атлантические». Эти два викинга генетически очень близки к современным шотландцам и ирландцам. Поскольку поблизости есть типичные пиктские захоронения примерно того же возраста, авторы полагают, что это были пикты, ставшие викингами.

Исследование также показало, что в эпоху викингов происходил значительный приток генов в Скандинавию из других регионов, в том числе из южной Европы. Этих примесей было больше на юге Скандинавии, чем на севере. Самое высокое генетическое разнообразие наблюдалось у перекрестий морских путей, например, в районе Каттегата (западная Швеция, восточная Дания) и на островах Готланд и Эланд. Эти острова, по-видимому, были важными центрами морской торговли. У жителей Готланда эпохи викингов было даже больше «датских», «северо-атлантических» и «финских» генов, чем «шведских», что говорит о масштабных перемещениях людей в этом районе викингского мира.

Гренландская колония, основанная в конце X века выходцами из Исландии, просуществовала более четырех столетий, а потом исчезла при довольно загадочных обстоятельствах (см. Джаред Даймонд. «Коллапс». Глава 6. Викинги: прелюдия и фуга). Авторы проанализировали геномы 23 средневековых гренландцев, живших в разные века в обоих гренландских поселениях: Восточном и Западном. Генетический портрет гренландских викингов полностью соответствует общепринятой версии об их исландском происхождении: преобладание «норвежского» компонента с заметной примесью «северо-атлантического». Исследователи не обнаружили никаких признаков смешения с инуитами (пришедшими с севера в районы Гренландии, населенные скандинавами, в XIV веке), палеоэскимосами (см. Dorset culture) или североамериканскими индейцами, с которыми гренландцы, согласно сагам, контактировали во время своих экспедиций в Винланд. Не обнаружилось также и признаков близкородственных скрещиваний, в том числе у единственного индивида с качественно прочтенным геномом, относимого к позднему периоду существования колонии. Это указывает скорее на относительно быстрое вымирание гренландцев, чем на длительный период снижения численности.

Современные скандинавы, по-видимому, в основном являются прямыми потомками викингов, проживавших в соответствующих исторических областях: у современных датчан преобладает «датский» викингский компонент, у норвежцев — «норвежский» с примесью «датского». У шведов, правда, доля «шведского» викингского компонента оказалась неожиданно низкой (15–30%). Получается, что современные шведы происходят не столько от шведских, сколько от датских и норвежских викингов с заметными древнефинскими и «северо-атлантическими» примесями.

Что касается вклада викингов в современные европейские генофонды за пределами Скандинавии, то он, по оценкам авторов, был довольно ограниченным. Например, в польском генофонде около 5% викингских генов. Даже в Англию, большие куски которой датские и норвежские викинги периодически захватывали, проникло лишь около 6% «датских» викингских генов и 4% «норвежских». Оценки эти очень приблизительны, в том числе по той причине, что датские викингские геномы, как уже говорилось, трудно отличить от англосаксонских (разве что по наличию небольшой «шведской» примеси). Авторы поясняют, что для уточнения оценок нужно отсеквенировать побольше англосаксонских геномов. Так или иначе, приток «северо-атлантических» (предположительно ирландских, шотландских или пиктских) генов в Скандинавию, как ни странно, был сильнее, чем приток викингских генов на Британские острова. В современной Норвегии доля «северо-атлантических» генов в разных районах варьирует от 12 до 25%, а в Швеции она составляет 10%.

Источник: A. Margaryan et al. Population genomics of the Viking world // Nature. 2020. DOI: 10.1038/s41586-020-2688-8.

Александр Марков

Опубликовано: 22.09.2020 в 11:13

Автор:

Категории: Наука и технологии

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о