Сергей Стадлер: Онлайн-концерт не заменит музыканту живого выступления

Власти Санкт-Петербурга разрешили с 12 сентября вернуться к работе театральным и музыкальным коллективам, а также сняли запрет на проведение в городе культурно-массовых мероприятий на закрытых площадках. Выход из карантина произошел на неделю раньше тех сроков, которые чиновники изначально называли. Правила игры, к великой радости артистов, поменялись неожиданно быстро, поэтому большинство концертов на старте нового сезона будут проходить на открытом воздухе.

Выступление в Летнем саду Симфонического оркестра Санкт-Петербурга под управлением народного артиста России Сергея Стадлера, скрипача и дирижера, с представлением оперы Чайковского «Евгений Онегин» весьма символично. Спектакль приурочен сразу к трем знаменательным датам: 90-летию «Петербург-концерта», 125-летию Русского музея и 180-летию со дня рождения Петра Ильича Чайковского.

Классическая культура, великие традиции и бесценное наследие прошлого неотделимы от современной жизни Санкт-Петербурга, заявил Сергей Стадлер в интервью Федеральному агентству новостей.

— Сегодня Симфонический оркестр Санкт-Петербурга даст в исторических декорациях Летнего сада оперу Чайковского «Евгений Онегин». С учетом такой локации, вы, получается, страховались и до конца не понимали, когда же будет разрешена концертная деятельность в помещениях?

— У нас в коллективе сложилась традиция — делать каждое лето оперу в одном из знаковых мест Санкт-Петербурга. Можно сказать, что у нашего оркестра есть своей небольшой фестиваль в формате open air.

В прошлом году мы представили оперу Моцарта «Свадьба Фигаро» в Таврическом саду: постановку посмотрело огромное количество народа. В этом году мы готовили «Евгения Онегина» и собирались сыграть постановку в июле — начале августа. Но из-за карантина не смогли показать тогда спектакль и перенесли его на более поздний срок. И сегодня, 12 сентября, «Евгений Онегин» Чайковского прозвучит в Летнем саду.

Безусловно, это очень «петербургская» опера, имя Чайковского тесно связано с Петербургом, композитор здесь учился, он похоронен в нашем городе. В Летнем саду гулял Онегин, если вспомнить строки из пушкинской поэмы… И в итоге так совпало, что этим проектом в крайне атмосферном месте города Симфонический оркестр Санкт-Петербурга открывает сезон.

— За время длительной самоизоляции вы не разу не пожалели о том, что в свое время (в 2013 году) взвалили на себя бремя руководства Симфоническим оркестром Санкт-Петербурга, со всеми вытекающими последствиями? Куда ведь проще было бы сейчас вернуться к сольной концертной деятельности в качестве скрипача, не думая ни о каких социальных дистанциях и отсутствии у оркестрантов работы?

— Солисты тоже не могли выйти на сцену несколько месяцев, поэтому я проходил через тягостное время карантина, оставаясь вне сцены, вместе со своим оркестром. В это время, свободное от гастролей и концертов, можно сделать многое. У меня появилось возможность подготовить новые сольные программы.

Я сейчас не могу точно сказать, состоятся ли все концерты, запланированные на ближайшее время. Дело не в суеверии, а в реалиях. Например, мой концерт из музыки Бетховена с Симфоническим оркестром Санкт-Петербурга, запланированный изначально на 19 марта в Большом зале консерватории, отменили за два дня, а всего выступление с этой программой переносили уже три раза.

— Вы не задавались вопросом, сколько часов музыки из-за коронавируса ваш оркестр не исполнил? Может быть, пробел можно восполнить, вернувшись незамедлительно к практике марафонов, которые вы ежегодно блистательно представляли и попали даже в Книгу рекордов Гиннесса за исполнение всех симфоний Бетховена в режиме нон-стоп одним оркестром и одним дирижером?

— Мы проводим наши уникальные симфонические марафоны обычно в конце осени — начале зимы, ноябрь—декабрь. Поэтому есть надежда, что и в этом году мы сможем представить этот проект. Я сейчас не буду раскрывать программу, опять же по традиции. Назову имя композитора, чью музыку наш коллектив будет исполнять, в конце сентября.

Что касается несыгранных концертов из-за карантина, то зачем их считать? Какие-то отмененные выступления удалось перенести — это, к примеру, выступления в Москве. Надеюсь, что все или большую часть несостоявшихся представлений нам удастся сыграть чуть позже.

Сейчас очень трудно планировать выступления на несколько месяцев вперед: ограничительные меры снимаются осторожно. По крайней мере, в Петербурге концертные площадки открывают после долгих согласований. Многие вещи в плане организации концертов делают, как говорится, с колес. Некоторые рекомендации Роспотребнадзора, на мой взгляд, невыполнимы. Например, оркестр не может иметь рассадку с соблюдением дистанции в полтора метра между музыкантами. Тех же футболистов не заставляют находиться на почтительном расстоянии друг от друга, потому как в этом случае теряется весь смысл игры.

С другой стороны, что мы видим на примере оркестра Большого театра, недавно выступавшего в Крыму? Музыканты сидят в маленькой оркестровой яме, вплотную друг к другу. Я не знаю, как и когда разрешатся эти противоречия в плане ведения профессиональной деятельности в рамках строгих санитарных ограничений. Ситуация для всех новая: возможно, какие-то ограничительные меры будут корректироваться. Живые концерты нужны и музыкантам, и публике.

— Ваше отношение к онлайн-трансляциям?

— Концерты онлайн — это не замена живым выступлениям. Музыка, как исполнительство, — это тот жанр, который требует непосредственного общения с публикой. Люди приходят на процесс воссоздания музыки, потому что партитуры сами не звучат. Поэтому бессмысленно играть при пустом зале: в этом случае это запись. Тогда нужна студийная аппаратура, хороший звукорежиссер — при таком воспроизведении музыки действуют абсолютно другие законы, нежели при живом концерте.

Классическая музыка существует в двух форматах: или запись в оборудованном помещении с хорошей аппаратурой, или живой концерт для публики. И чем больше в зале зрителей, тем концерт получается более праздничным.

— Дата снятия запрета на культурные мероприятия в помещениях по срокам совпала с выборами, которые в этом году проходят в течение трех дней, с 11 по 13 сентября. Если не искать политической подоплеки в этой истории, то очевидно, что открытый диалог между чиновниками и музыкантами нужно вести постоянно?

— Хорошо, что власти города и деятели культуры договорились об открытии концертных залов в более ранние сроки. Культура для Петербурга очень важна. Для меня это означает, что стороны хотят найти компромиссы и вести диалог, чтобы совместно найти решение непростой ситуации.

Не все пока получается обговорить. Какие-то залы так и не получили разрешения начать проводить концерты. Например, наш фестиваль «Музыкальные академии» в главном католическом храме города, базилике Святой Екатерины, мы проводить пока не можем: площадка не получила разрешения на открытие, кассы не работают, и продажа билетов, понятно, не производится.

Если мы хотим называться культурной столицей России, то для сохранения позиций нужны большие вложения в сферу искусства, нужно всем много работать. Опять параллель с футболом, который в нашем городе очень популярен: если команда будет сидеть дома и не выходить на поле полгода, то матчи выигрывать она не сможет. А если команда останется дома еще на шесть месяцев, то ее существование больше никому не будет нужно.

Те же правила применимы и для музыкантов. Профессионалы в любом деле должны заниматься делом, тренироваться, репетировать, готовиться к выступлению перед зрителями, быть в тонусе и не терять квалификацию. Поэтому в рекомендациях для оркестров должны учитываться все эти нюансы. Музыкальный вакуум долго продолжаться не должен. Люди, занимающиеся «производством» живой музыки, если не играют, теряют профессию.

Источник: tehnowar.ru

Опубликовано: 12.09.2020 в 20:53

Автор:

Категории: Новости

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о