«Сукур аш-Шам»: как сирийская оппозиция стала «пушечным мясом» Турции в Ливии

Федеральное агентство новостей негативно относится к идеологии и деятельности террористических организаций. Сведения об истории, деятельности, воззрениях и целях экстремистских организаций приводятся исключительно в информационных целях и не являются пропагандой.

В июне докладчики ООН направили совместное письмо турецкому правительству с просьбой предоставить дополнительную информацию о его роли в вербовке, финансировании, транспортировке сирийских боевиков в Ливию и их участии в боевых действиях на стороне Правительства национального согласия (ПНС), базирующегося в Триполи.

Согласно выдвигаемым в письме обвинениям, Турция направляла в Ливию сирийских наемников, в том числе детей, из нескольких группировок вооруженной оппозиции. Для этих действий турецкое правительство задействовало свою частную военную компанию SADAT.

В общей сложности несколько тысяч боевиков из подконтрольных Турции группировок согласились на переброску в Триполи. Наемников переправляли на турецких военных самолетах из Газиантепа в Стамбул, а затем коммерческими рейсами в Триполи и Мисурату — районы, находящиеся под контролем ПНС. Авторы письма предполагают, что мотивами для боевиков послужили сравнительно высокая заработная плата, а также перспектива получения турецких паспортов.

Среди полутора десятков тысяч боевиков, переброшенных в Ливию, оказались и члены «Сукур аш-Шам» (рус. «Соколы Леванта») — одной из старейших исламистских группировок в Сирии.

Редакция Telegram-канала «ЧВК Медиа» разбиралась как «Соколы Леванта» трансформировались из «оппозиционеров», выступавших за «свободную» Сирию, в марионеток Турции, готовых ради денег стать «пушечным мясом» в Ливии.

Начало пути

Стоявший у истоков «Соколов Леванта» Ахмад Эйса Закрая аш-Шейх (также известный как «Абу Эйса») родился в 1972 году в поселке Сарджа, расположенном в 17 км к югу от города Идлиб в горном регионе Джебель аз-Завия. До гражданской войны владел бакалейной лавкой. Подобно многим другим боевикам из «Ахрар аш-Шам» (рус. «Свободные люди Леванта») и «Джейш аль-Ислам» (рус. «Армия ислама») до весны 2011 года отбывал срок в военной тюрьме Сейидная в пригороде Дамаска, будучи осужденным в 2004 году за связи с исламистами.

Выйдя на свободу по амнистии, он вместе с тремя братьями стал активно участвовать в антиправительственных акциях протеста. После гибели братьев в сентябре 2011 года Абу Эйса создал в родном городе группировку «Катибат Сукур аш-Шам» (рус. «Батальон «Соколы Леванта»»).

Влияние «Братьев-мусульман»

Горный регион Джебель аз-Завия, зажатый между трассами М4, М5 и долиной Эль-Габ в сирийском Идлибе, стал домом для «Соколов Леванта» не случайно. В тот период горы Джебель аз-Завия были одним из основных рассадников учения «Братьев-мусульман»*. В 80-х годах прошлого века исламисты устроили вооруженное восстание против правящей партии «Баас». Апогеем протестов и столкновений стал захват города Хама сторонниками «Братьев-мусульман». В ходе последующего штурма столицы провинции правительственными войсками в 1982 году Хама была разрушена, а несколько тысяч человек погибло — по версии западных источников и оппозиции, всего в ходе восстания исламистов было убито от 20 до 80 тысяч человек.

В последующие годы правительство Хафеза Асада будут обвинять в устроенной резне, каждый бой записывая в «военные преступления кровавого режима». Так было и в случае наведения конституционного порядка в деревнях Мухамбаль и Балин 13 мая 1980 года. Для противников сирийской власти эти названия и даты обретут сакральный смысл спустя 30 лет. И именно к ним в 2011 стал апеллировать основатель «Сукур аш-Шам» Абу Эйса, призывая к восстановлению пресловутой «исторической справедливости».

Дело в том, что первоначальный костяк «Соколов» (150-250 человек) составила молодежь и единомышленники сына Абу Эйсы. Для расширения географии деятельности группировки, равно как и увеличения численности, была нужна идея — поэтому было решено воспользоваться альтернативной историей событий 80-х годов от «Братьев-мусульман» и найти сочувствующих среди потомственных исламистов. В руководство «Соколов» вошли члены «Братьев-мусульман», а материальную поддержку предоставили шейхи-салафиты из Саудовской Аравии.

Успешность этой «модели» продемонстрировал рост «Соколов Леванта» от небольшой группировки до полноценной коалиции спустя год. При этом официально у «Соколов Леванта» не было какой-то определенной идеологии — по крайней мере, она была не столь ярко выражена, как у «Джебхат ан-Нусры»1* или ИГИЛ1*. Рядовой состав был и вовсе идеологически не мотивирован и далек как от салафизма вообще, так и «Братьев-мусульман» в частности. Понимание принципов ведения «малого джихада» и «джихада глобального» пришло позднее, после объединения с «Джейш аль-Ислам» и «Ахрар аш-Шам».

Организация

Организационно группировка состояла из двух частей. Гражданское крыло, возглавляемое Советом шуры, занимало главенствующее положение и отвечало за снабжение и освещение деятельности «Соколов». Военное крыло обладало высокой степенью самостоятельности, но зависело от шуры в плане снабжения и действовало с одобрения ее лидера, который являлся предводителем всей группировки. До 2014 года этот пост занимал Рашид Туку.

По данным СМИ, денежное довольствие членов «Сукур аш-Шам» в 2012 году составляло всего лишь 25 долларов США.

Спустя несколько месяцев после создания, в рядах теперь уже «Лива Сукур аш-Шам» (рус. «Бригада «Соколы Леванта»») было около двух тысяч человек, а к середине 2012 года боевое крыло «Соколов» насчитывало восемь батальонов.

От альянса к альянсу

В первом видео, выпущенном «Соколами», и показывающем их нападения на правительственные объекты, лидер группировки Абу Эйса заявил, что группа входит в «Свободную сирийскую армию» (далее — ССА) и признает Сирийский национальный совет. В зонтичной структуре ССА позволяли всем группировкам действовать относительно независимо на поле боя и получать поддержку от международного сообщества без навязывания четкой исламистской идеологии (это позволяло избежать обвинений в «исламизации» и «радикализации» самой ССА как структуры).

Использование флага сирийской революции и символики ССА в «Сукур аш-Шам» сосуществовало с идеологическими «метаниями»: в последующие недели «Сукур аш-Шам» перестали упоминать ССА, а высказывания Абу Эйсы с течением времени становились все более салафитскими.

Уже в начале 2012 года «Соколы Леванта» заняли весь регион Джебель аз-Завия, выбив оттуда правительственные войска и тем самым перекрыв важные армейские коммуникации. Это позволило вооруженной оппозиции нанести поражение Сирийской арабской армии и впервые захватить Идлиб.

«Исламский фронт освобождения Сирии» (сентябрь 2012 — сентябрь 2013)

В сентябре 2012 года после тайных переговоров между лидерами группировок, действовавших на севере Сирии, был создан альянс под названием «Исламский фронт освобождения Сирии» (далее — ИФОС). Главой новой организации стал командир «Соколов» Абу Эйса. По его словам, часть вооружения альянса была захвачена в результате нападений на правительственные войска, но вместе с тем он признал, что боевики также пользовались услугами торговцев оружием в Сирии и за ее пределами. По сообщениям западных СМИ, ИФОС получал поддержку со стороны Турции и Катара.

В состав коалиции входило около 20 исламистских группировок из Хомса, Дамаска, Алеппо, Дейр эз-Зора и Латакии. «Сукур аш-Шам» в то время разрослась до 6–7 тысяч человек, тогда как численность всего альянса достигала 35 тысяч человек. Обширная география, разная численность и источники финансирования группировок закономерно привели к тому, что коалиция не могла эффективно координировать свои действия.

К тому же ситуацию осложнял тот факт, что некоторые группировки считали себя членами как ИФОС, так и ССА, а сам Абу Эйса заявлял, что возглавляемая им коалиция стремится поддерживать братские отношения со «Свободной сирийской армией», отказываясь при этом от всесторонней поддержки и критикуя тех лидеров ССА, которые остались в Турции.

«Исламская коалиция» (сентябрь — ноябрь 2013)

Распад ИФОС не заставил себя долго ждать. В конце сентября 2013 года «Сукур аш-Шам» в числе 13-ти других группировок, подписали заявление, в котором говорилось, что они больше не признают светский Сирийский национальный совет и в противовес ему создадут политическую «Исламскую коалицию», которая будет представлять их взгляды, основанные на исламском фундаментализме. Среди группировок, поставивших подпись под этим заявлением, значились «Ахрар аш-Шам» и «Джебхат ан-Нусра».

В следующем заявлении, сделанном 27 октября, лидер «Соколов» и «Исламской коалиции» Абу Эйса объявил от имени девятнадцати оппозиционных фракций, что они полностью отвергают предложение о проведении переговоров в рамках конференции «Женева-2»:

«Мы объявляем, что конференция… не является и никогда не станет ни выбором нашего народа, ни требованием нашей революции… Мы считаем, что это всего лишь еще одна часть заговора, чтобы сбить нашу революцию с толку и остановить ее… [Любой, кто примет участие в конференции «Женева-2», совершит] предательство и будет отвечать за нее перед нашими судами».

«Исламский фронт» (ноябрь 2013 — август 2014)

«Исламская коалиция» просуществовала почти два месяца. В ноябре пять группировок, в их числе «Ахрар аш-Шам» и «Соколы Леванта», покинули ее, чтобы основать военный альянс, получивший название «Исламский фронт» (далее — ИФ). В рядах коалиции на момент создания насчитывалось около 45 тысяч боевиков, а ее целью было заявлено создание на территории Сирии государства, построенного на нормах шариата.

Одновременно с этим «Сукур аш-Шам» объявили о выходе из ИФОС. К объединению в новую коалицию боевиков подтолкнули недавние успехи правительственных сил в провинции Алеппо, где разрозненные силы вооруженной оппозиции за относительно короткое время потеряли сразу несколько ключевых объектов.

Кроме перечисленных выше группировок в новую коалицию вошли «Ансар аш-Шам» (рус. «Сторонники Леванта»), «Курдский исламский фронт», а также союзники «Соколов» по ИФОС — «Лива ат-Таухид» (рус. «Бригада единобожия»), «Лива аль-Хакк» (рус. «Бригада праведности») и «Джейш аль-Ислам» (рус. «Армия ислама»), которая сама по себе являлась альянсом свыше 40 группировок, действовавших в провинции Дамаск. Таким образом в ней впервые объединились представители двух в прошлом крупных коалиций: «Исламского фронта освобождения Сирии» и «Сирийского исламского фронта», а география ИФ охватывала 12 из 14 провинций страны.

И вновь командующим ИФ стал лидер «Сукур аш-Шам» Абу Эйса. Его заместителем был выбран Абу Омар Хурейтан из «Лива ат-Таухид», Захран Аллюш из «Джейш аль-Ислам» стал отвечать за планирование операций. Лидер «Лива аль-Хакк» Шейх Абу Ратеб занял пост генерального секретаря, Абу аль-Аббас аш-Шами из «Ахрар аш-Шам» возглавил шариатский совет, а его соратник Хасан Аббуд — политический отдел.

Вялотекущий конфликт оппозиционных группировок с ИГИЛ обострился 21 ноября 2013 года, когда члены террористической организации захватили город Атма в провинции Идлиб всего в километре от границы с Турцией. Чтобы предотвратить возможное сопротивление, отряды ИГИЛ атаковали местную штаб-квартиру «Соколов» и взяли в плен командира Мустафу Вадду и 24 его людей.

В декабре в результате по-настоящему детективной истории боевики ИФ захватили штаб-квартиру и склады Высшего военного совета ССА, расположенные в районе н.п. Баб эль-Хава на границе с Турцией. В результате атаки арсенал боевиков пополнился пулеметами, противотанковыми ракетами, несколькими десятками зенитных комплексов и машин.

Однако, в том же месяце ИФ и ССА заключили перемирие для борьбы с общим врагом — ИГИЛ.

Конфликт с ИГИЛ и роспуск «Исламского фронта»

В начале 2014 года ИФ осудили террористов ИГИЛ, которые жестоко убили одного из членов «Ахрар аш-Шам». Этот шаг в скором времени привел к глубоким внутренним разногласиям между группировками ИФ по поводу того, как им действовать в отношении ИГИЛ, и «Сукур аш-Шам» сильно пострадала от этих противоречий.

«Соколы» совершили роковую ошибку сначала присоединившись к ССА для борьбы с ИГИЛ, а затем (после того, как другие группировки ИФ выступили на стороне союзников по альянсу) подписав перемирие с противником.

12 января 2014 года высший религиозный лидер «Сукур аш-Шам» Абу Абдеррахман аль-Сармини объявил о своем выходе из группировки в знак протеста против войны с ИГИЛ. Месяц спустя высший военачальник «Соколов» Мухаммед ад-Дик (также известный как Абу Хусейн) был убит игиловцами в Хаме. Незадолго до этого начальник штаба «Сукур аш-Шам» и одна из самых боеспособных фракций, стоявших у истоков группировки, «Лива Суйуф аль-Хакк», объявили о сепаратном мире с ИГИЛ. В феврале эта фракция, численностью около 1 000 человек, в полном составе дезертировала и, основав небольшой альянс под названием «Джейш аш-Шам» (рус. «Армия Леванта»), в который также вошли бывшие террористы из «Исламского государства»1*, объявила о своем нейтралитете в конфликте с ИГИЛ.

Операция «Сада аль-Анфаль»

В начале апреля 2014 года группировки вооруженной оппозиции при поддержке Турции, Иордании и Саудовской Аравии начали крупномасштабную операцию, под названием «Сада аль-Анфаль» (рус. «Эхо Анфаля», где «анфаль» — название восьмой суры Корана, дословно переводящееся как «военные трофеи»). Операция проводилась на трех фронтах: на юго-западе Сирии в провинции Эль-Кунейтра (операция «Ихват аль-Анфаль») действовали «Аджнад аш-Шам», «Джебхат ан-Нусра» и «Ахрар аш-Шам»; в «Большом аль-Анфаль» в Латакии были задействованы силы «Катибат аль-Аксы», «Шам аль-Ислам» и «Джебхат ан-Нусры», основной целью третьей операции — «Сада аль-Анфаль» (рус. «Эхо аль-Анфаль») в Идлибе было перекрыть линию снабжения правительственных войск на шоссе М5 между городами Хан Шейхун и Маарет ан-Нууман. Кроме того, планировалось восстановить блокаду стратегических военных объектов в н.п. Вади ад-Дейф и Хамадийя и установить контроль над южной частью Идлиба.

В «Сада аль-Анфаль» принимала участие коалиция из десяти групп, включая «Джебхат ан-Нусра» и «Сукур аш-Шам», которая в течение суток после начала наступления захватила деревни Бабулин и Эс-Сальхия, что фактически привело к перекрытию линии снабжения, как и планировалось. В ходе операции нападениям подвергся двадцать один контрольно-пропускной пункт правительственных войск, в том числе военная база Хазанат, где размещался заправочный пункт для техники САА.

В конце мая было предпринято наступление на города Эриха и Хан Шейхун, в ходе которого члены «Джебхат ан-Нусры» и «Сукур аш-Шам» совершили четыре атаки смертников. Трое из четырех были иностранцами, а в одном случае 16-тонным грузовиком управлял террорист, являвшийся гражданином США.

Подобные действия шли вразрез опубликованному незадолго до этого заявлению руководства ИФ, в котором говорилось, что члены коалиции отвергают экстремизм и не приемлют участие иностранных боевиков в сирийской гражданской войне.

В июле о своем выходе из «Сукур аш-Шам» заявила «Лива ад-Давуд» (рус. «Бригада «Давуд»»), которая тоже решила объединиться с ИГИЛ. Все время с момента основания «Соколов» эта бригада, названная в честь одного из погибших братьев Абу Эйсы, была самым боеспособным подразделением группировки. Фракция численностью около 1 000 человек, уходя, забрала с собой 10 танков, захваченных у правительственных войск, и около 150 машин. По одним данным, прежде, чем вступить в ИГИЛ, бригада ненадолго присоединилась к «Джейш аш-Шам», созданной бывшими членами «Соколов», по другим — бывшие «однополчане» их не приняли.

9 сентября 2014 года политический лидер ИФ Хасан Абуд и глава шариатского совета альянса Абу Абдулмалек аш-Шари погибли вместе со многими другими высокопоставленными командирами «Ахрар аш-Шам», в результате взрыва бомбы во время встречи на высшем уровне.

Это еще больше усугубило кризис внутри ИФ. К концу года несколько подразделений покинули, входящую в его состав группировку «Лива ат-Таухид». Также наблюдалась напряженность в отношениях между «Джейш аль-Ислам» и «Ахрар аш-Шам». Сочетание этих факторов привело к тому, что к марту 2015 года ИФ окончательно перестал существовать.

В период с 2012 по 2015 год ИФ провел как минимум 45 нападений, большинство из которых было совершено с использованием взрывных устройств.

«Совет сирийского революционного командования» (август 2014 — март 2015)

Приблизительно за восемь месяцев до роспуска ИФ из него вышли «Джейш аль-Ислам», «Лива аль-Хакк» и обескровленная «Сукур аш-Шам». Они сразу же присоединились к очередной коалиции, о создании которой было объявлено 3 августа 2014 года. В «Совет сирийского революционного командования» (ССРК) вошли в общей сложности 72 группировки, многие из которых были частью альянсов «Джебхат Сувар Сурия» (рус. «Фронт революционеров Сирии»), «Джейш аль-Муджахидин» (рус. «Армия муджахидов») и «Харакят аль-Хаззм» (рус. «Движение решительности»). Все три альянса, в свою очередь, были образованы группировками, ранее входившими в ССА.

«Ахрар аш-Шам» изначально не вступила в ССРК и какое-то время колебалась в принятии окончательного решения из-за разногласий с «Джейш аль-Ислам», которые так и не были улажены со времен ИФ. Однако в начале сентября почти вся верхушка «Ахрар аш-Шам» погибла и спустя несколько дней группировка вступила в ССРК.

Первая официальная встреча лидеров коалиции состоялась 29 ноября в турецком Газиантепе. Главари «умеренных» группировок заняли только шесть или семь из 17 руководящих должностей в ССРК, просуществовавшем до конца 2015 года. Остальные посты заняли представители радикальных фракций.

От «Армии завоевания» к «Национальному фронту освобождения» (март 2015 — август 2018)

22 марта 2015 года главарь «Ахрар аш-Шам» Хашим аш-Шейх зачитал заявление, в котором сообщил об объединении сил своей группировки с «Сукур аш-Шам»:

«В нашем любимом Леванте мы приносим нашему народу добрую весть о том, что две революционные фракции объединились: «Исламское движение Ахрар аш-Шам» и «Бригады Сукур аш-Шам». Это полное слияние под названием «Исламское движение Ахрар аш-Шам», в то время как центральная сила нового формирования будет названа «Батальоны Сукур аш-Шам». Мы пользуемся этой возможностью, чтобы подтвердить нашу приверженность пути нашей революции, подтвердить, что мы работаем над тем, чтобы свергнуть преступный режим и все его символы и столпы, и подтвердить, что мы отказываемся от любой сделки с кровью наших праведных мучеников. Мы призываем все группировки Леванта [Сирии] сплотиться и объединиться, чтобы положить конец страданиям нашего народа и построить Сирию, в которой царили бы справедливость и добрые дела».

Абу Эйса стал заместителем политического руководителя объединенной группировки. Но уже в сентябре 2016 года «Сукур аш-Шам» вышли из этого морганатического союза и следом вступили в «Джейш аль-Фатх» (рус. «Армия завоевания»), членом которой уже являлась «Ахрар аш-Шам».

В конце января 2017 года «Сукур аш-Шам» вновь присоединилась к «Ахрар аш-Шам» на фоне столкновений с «Хайят Тахрир аш-Шам»1* (бывшая «Джебхат ан-Нусра»). В феврале 2018 года «Ахрар аш-Шам» вместе с «Нур ад-Дин аз-Зинки» основали «Джебхат Тахрир Сурия» («Фронт освобождения Сирии», далее — ФОС) и вступили в противостояние с ХТШ*.

Источники, аффилированные с ФОС, сообщили, что к 18 апреля после 60 дней столкновений было убито 750 боевиков ХТШ и 225 боевиков ФОС и «Соколов» (которые к этому моменту вновь вышли из «Ахрар аш-Шам»), 3 000 боевиков с обеих сторон получили ранения и было уничтожено 15 единиц бронетехники (большинство из которой принадлежало ХТШ).

В начале мая 2018 года ФОС, «Сукур аш-Шам», «Фейлак аш-Шам» и «Свободная армия Идлиба» сформировали военный совет в г. Маарет ан-Нууман (провинция Идлиб) для удержания отвоеванной у ХТШ территории. Тогда же стала появляться информация о формировании очередного альянса оппозиционных группировок при финансовой поддержке Турции. Официально о создании «Национального фронта освобождения» (далее — НФО) было объявлено 28 мая 2018 года.

Таким образом к лету 2018 года все антиправительственные силы в Сирии можно было разделить на пять категорий:

  • «Хайят Тахрир аш-Шам» и союзники;

  • Возглавляемая «Хурас ад-Дин» коалиция сторонников «Аль-Каиды»1*, входившая в оперативный штаб «И побуждайте верующих»;

  • «Национальный фронт освобождения»;

  • «Сирийская национальная армия», созданная турками в конце 2017 года, вобравшая в себя 28 идлибских фракций;

  • «Независимые» группировки, сохраняющие условный нейтралитет, но объединяющиеся со всеми вышеперечисленными фракциями на период ведения боевых действий против правительственных сил.

В идеологическом аспекте они составляли две группы: в одной — ХТШ и связанные «Аль-Каидой» джихадисты, в другой — менее радикальные группировки, финансируемые и/или контролируемые Турцией.

С 1 августа 2018 года начался турецкий период в истории «Сукур аш-Шам» — после длинной череды альянсов группировка вошла в спонсируемый Турцией НФО.

Под властью Турции

«Национальный фронт освобождения» (август 2018 — по н.в.)

На начальном этапе в НФО вошли 10 салафитских группировок, некоторые из которых неоднократно упоминались ранее. Командиром нового формирования был избран главарь «Фейлак аш-Шам» «полковник» Фадедуллах аль-Хаджи, его заместителем — командир «Свободной армии Идлиба» «подполковник» Сухайб Леуш, начальником штаба — «майор» Мухаммад Мансур из «Джейш аль-Наср».

В начале июня ряды НФО пополнила «Бригада мучеников ислама», а через месяц на фоне готовившейся на юге Идлиба операции САА в коалицию вместе с «Сукур аш-Шам» вошли «Джейш аль-Ахрар», альянс «Фронт освобождения Сирии», состоящий из «Ахрар аш-Шам» и «Нур ад-Дин аз-Зинки», и ряд мелких группировок.

Это расширение вызвало перестановку в руководстве НФО. Один из лидеров «Соколов» Ахмад Сархан (также известный как «Абу Сатиф») стал первым заместителем командующего.

До гражданской войны Сархан работал учителем, а затем присоединился к вооруженной оппозиции и участвовал в большей части боев в регионе Джебель аз-Завия в Идлибе. Позднее он вступил в «Сукур аш-Шам» и на короткое время занял должность командира батальона, затем и командира бригады, пока не перешел в Совет шуры «Соколов». Три брата погибли в боях с САА.

Вторым заместителем был назначен Валид аль-Мушаил (также известный как Абу Хашим) из «Джейш аль-Ахрар», а место начальника штаба занял Анад ад-Дарвиш (также известный как Абу аль-Мунатхир) из «Ахрар аш-Шам».

С 2016 по 2018 годы десятки тысяч боевиков из разных районов Сирии вместе с членами семей были перевезены в провинцию Идлиб на знаменитых зеленых автобусах. Концентрация разношерстных группировок на относительно небольшой территории анклава привела к междоусобной войне. Так в период с сентября 2018 по май 2019 года произошло около 600 разного масштаба стычек между НФО, ХТШ, «Хурас ад-Дин» и ячейками ИГИЛ. Большая часть столкновений происходила в трех районах:

  • Юго-западный угол анклава между городами Маарет ан-Нууман, Кяфр Набель и Джиср аш-Шугур;

  • Центральная часть провинции в треугольнике между городами Идлиб, Эриха и Саракиб;

  • На севере провинции между городами Атареб, Дана и Сармада.

При этом характер междоусобицы можно смело назвать «ХТШ против всех».

«Идлибский рассвет» (апрель — август 2019)

Однако начатое 30 апреля 2019 года наступление правительственных сил в так называемом большом Идлибе вынудило боевиков значительно снизить интенсивность междоусобного конфликта и объединить усилия для противостояния общей угрозе в виде САА.

Точная численность правительственных войск, принимавших участие в операции «Идлибский рассвет» неизвестна. Общая численность антиправительственных сил в регионе составляла около 60 тысяч боевиков. Как в дальнейшем показали события, ХТШ играла ведущую роль в ходе боев с САА, а фракции НФО в большей степени оказывали ей поддержку.

В начале третьего месяца проведения операции, 1 августа, было заключено четвертое по счету перемирие между САА и боевиками. Как и предыдущие, оно продлилось недолго: уже 5 августа минобороны Сирии объявило о его прекращении. На следующий день российский спецназ устроил засаду на боевиков на севере провинции Хама, в результате которой были убиты 14 членов «Сукур аш-Шам». Других данных о действиях и потерях «Соколов» в ходе операции нет.

Операция «Идлибский рассвет» завершилась 31 августа подписанием пятого соглашения о прекращении огня и освобождением 66 городов большого Идлиба.

Конфликт с «Хайят Тахрир аш-Шам»

В первый день 2019 года вспыхнул конфликт между ХТШ и «Нур ад-Дин аз-Зинки», входившей на тот момент в НФО. Годом ранее «аз-Зинки» вышли из состава ХТШ, недовольные политикой Абу Мухаммада аль-Джуляни, а уже в январе между бывшими союзниками началась война. Поводом послужило совершенное несколькими днями ранее убийство пяти членов ХТШ боевиками «Нур ад-Дин аз-Зинки».

Изначально в конфликте участвовали только эти две группировки, но со временем в него оказались втянуты «Ахрар аш-Шам», «Джейш ан-Наср» и «Соколы»: у последних ХТШ в ходе боев отбила переданный Турцией БТР «Пантера» F9.

ХТШ без особого труда сломила сопротивление фракций НФО и 9 января они капитулировали. За время девятидневного конфликта каждая из сторон потеряла убитыми около 60 человек, погибли 8 мирных жителей, а ХТШ отбила почти 80% территории, находившейся под контролем НФО в большом Идлибе (около 7200 км² из примерно 8900 км²). По результатам заключенного перемирия НФО практически полностью вывел свои силы из анклава. Города Эриха и Маарет ан-Нууман и их окрестности были последним бастионом вооруженной оппозиции, не связанной с ХТШ, и находились под контролем «Ахрар аш-Шам» и «Соколов». Но и эта территория отошла ХТШ на следующий день после перемирия.

Как и в случае почти всех коалиций оппозиционных группировок в ходе сирийского конфликта, несмотря на слияния, каждая фракция, входившая в состав того или иного альянса, контролировала отдельный район, обладала собственной структурой командования и интересами, и либо не желала, либо не могла оказывать помощь другим членам коалиции, когда дело касалось борьбы с ХТШ.

В августе 2019 года к НФО примкнули 500 дезертиров из союзной ХТШ джихадистской группировки «Джейш аль-Изза». Это было вызвано как финансовыми потерями и утратой ресурсов, так и растущими радикальными настроениями внутри группировки из-за симпатии руководства «Джейш аль-Изза» политике радикальной группировки «Хурас ад-Дин», связанной с «Аль-Каидой».

Осенью достаточно неожиданно произошло очередное слияние протурецких группировок в Идлибе. Абдуррахман Мустафа, глава оппозиционного Временного правительства, и Салим Идрис, министр обороны, в совместном заявлении, сделанном в городе Урфа на юге Турции 4 октября 2019 года, сообщили, что более 40 группировок, входящих в «Сирийскую национальную армию» (далее — СНА) и НФО, объединились и отныне будут действовать под руководством их администрации. Эта новость, судя по всему, застала боевиков обеих коалиций врасплох.

Пресс-секретарь СНА Раед Ясир Махмуд заявил, что был не в курсе готовящегося объединения. Точно так же один из командиров НФО подтвердил, что никто из руководства альянса ничего не знал о слиянии:

«Руководство никому не сообщило. Пресс-конференция освещалась только турецкими СМИ. Мы ничего не знаем и ждем, когда лидеры [Мустафа и Идрис] выйдут с пресс-конференции и расскажут нам, что происходит».

Больше не свободная: «Сирийская национальная армия»

К концу июня 2017 года большинство поддерживаемых Турцией группировок «Свободной сирийской армии» были реорганизованы в три военных блока: «Победа», «Султан Мурад» и «Левант». Ряд других групп остались относительно независимыми.

Идея создания «национальной» армии была предложена в конце августа Сирийским исламским советом — органом сирийских мусульманских священнослужителей, созданным в 2014 году в Турции. А уже 30 декабря в приграничном с Турцией сирийском городе Азаз было официально объявлено о создании крупной коалиции группировок под названием «Сирийская национальная армия». В новый альянс вошли, по меньшей мере, 28 группировок общей численностью около 22 тысяч человек, которые были сведены в три корпуса.

Заявление об объединении двух коалиций вооруженной оппозиции в один альянс произошло накануне планировавшегося Турцией наступления на позиции курдов на северо-востоке Сирии. Третья по счету турецкая военная операция получила название «Источник мира».

НФО вошел в состав СНА, сохранив при этом определенную степень автономности. Теперь численность коалиции достигла 80—100 тысяч боевиков.

В своем расширенном виде формирования СНА приняли участие в продолжающейся по сей день операции «Источник мира» и в боях с правительственными войсками в ходе зимней кампании САА, получившей название «Идлибский рассвет-2», длившейся с декабря 2019 по март 2020 года. В декабре стала появляться информация о переброске нескольких сотен сирийских боевиков в Ливию для помощи силам «Правительства национального согласия», поддерживаемого Турцией и странами Запада.

Ливийский след «Сукур аш-Шам»

В числе первых добровольцев, выразивших готовность воевать против Ливийской национальной армии, возглавляемой маршалом Халифой Хафтаром и поддерживаемой Россией, были боевики из дивизии «Султан Мурад», «Фейлак аш-Шам» и «Сукур аш-Шам». Каждому наемнику было обещано 300 долларов за подписание соответствующего контракта сроком от трех до шести месяцев на территории Сирии и месячный оклад от 500 до 2 000 долларов по прибытии в Ливию. Разница в окладах зависит от специальности и опыта, самыми «ценными» считаются боевики с опытом ведения городских боев. В случае ранения по условиям контракта наемникам положены дополнительные выплаты, а случае гибели компенсация будет выплачена родственникам погибшего.

Один из боевиков объяснил свое решение отправиться в Ливию меркантильными соображениями:

«Я хочу поехать в Ливию, чтобы получить то, что предлагает Турция. Мне нечего терять. Я живу в палатке, и моя зарплата составляет 300 турецких лир, которых не хватает на еду. Отправиться в Ливию, где я буду получать 2000 долларов, лучше, чем воевать на восточном берегу Евфрата».

Оппозиционное Временное правительство Сирии, которому якобы подчиняется СНА, выступило с заявлением, осуждающим планы по переброске боевиков в Ливию:

«Мы категорически отвергаем направление каких-либо наших сил и воинских формирований в Ливию, и нашим приоритетом в СНА является защита нашего сирийского народа от ополченцев режима и его российских и иранских сторонников».

Однако уже в январе, выступая на турецком канале, командующий СНА заявил:

«Мы готовы отправиться куда угодно, чтобы поддержать угнетенных и преподносим наши души Оттоманскому халифату».

К тому моменту на территории Ливии действовало около 2400 сирийских боевиков на зарплате Турции. К середине июня 2020 года количество наемников возросло до почти 14 тысяч человек. За это время было убито 403 сирийских боевика, в том числе 27 детей в возрасте до 18 лет (достоверных данных о принадлежности погибших к той или иной группировке в открытых источниках нет). Тогда же ситуацией с наемниками заинтересовались в ООН, направив в адрес турецкого правительства письмо с просьбой дать пояснения изложенным в нем фактам.

Состояние дел на современном этапе

В результате трех прямых интервенций Турции в Сирию вооруженная оппозиция, не связанная с ХТШ, практически полностью перешла под турецкий контроль. С момента начала операции «Источник мира» и объявления об интеграции НФО в СНА большинство вооруженных оппозиционных группировок отмалчиваются в социальных сетях. Несмотря на относительное молчание, события сирийского конфликта, о которых сообщают активисты и местные СМИ, показывают, что многие группы, входящие в состав СНА и НФО, по-прежнему существуют как отдельные подразделения и что между некоторыми группировками в рядах СНА продолжаются междоусобицы.

Учитывая многолетнюю тенденцию усиления турецкого контроля над вооруженными оппозиционными структурами, а также нынешнее состояние конфликта в Сирии, представляется маловероятным, что в обозримом будущем структуры вооруженных группировок существенно изменятся. Все указывает на то, что единство как внутри СНА и НФО, так и между ними будет усиливаться. Вместе с тем существует вероятность, что сохраняющаяся напряженность в отношениях с ХТШ и борьба между вооруженными оппозиционными фракциями могут привести к очередному переформатированию группировок.

Таким образом история «Сукур аш-Шам» не окончена, однако можно с уверенностью сказать, что турецкие «сокольничие» уже не отпустят «Соколов Леванта».

Федеральное агентство новостей приглашает новых авторов принять участие и присоединиться к проекту, чтобы создать качественную базу информационно-просветительских статей о бандформированиях, экстремистских организациях и связанных с ними лицах. Пишите на почту antiterror_project@yandex.ru с пометкой «Хочу в Антитеррор».

* «Братья мусульмане», «Джебхат ан-Нусра», «Исламское государство» (ИГ1, ИГИЛ), «Хайят Тахрир аш-Шам», «Аль-Каида» — террористические группировки, запрещенные на террористории Российской Федерации.

1 Организация запрещена на территории РФ.

Источник: tehnowar.ru

Опубликовано: 08.09.2020 в 20:52

Автор:

Категории: Новости

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о