Политолог Иван Филиппов — о сценариях развития страны после Александра Лукашенко

Продолжающиеся протесты в Белоруссии и создание новой партии политическими оппонентами Александра Лукашенко напоминают о том, что белорусское общество демонстрирует растущую усталость от своего вечного «директора колхоза» во главе государства. Александр Лукашенко все больше выглядит «человеком из прошлого», так и не осознавшим, что мир живет в другую эпоху. Коммуникация власти и населения нарушена, и даже многократно разрекламированные успехи страны в секторе IT не могут заставить молодежь поддерживать действующую власть.

Скорее наоборот. Успехи соотечественников на международном рынке, в первую очередь в Кремниевой долине, укрепили уверенность, что можно добиться всего и без «батьки».

В этой ситуации Александру Лукашенко нечего противопоставить происшедшим тектоническим сдвигам в белорусском обществе, кроме дубинок, угроз и нового сериала, окрещенного в социальных сетях «Рембошенко» (странное сочетание боевика и комедии абсурда).

Но если эпоха Александра Лукашенко уходит, то когда и как это будет оформлено?

И тут, подобно сказочному богатырю, белорусский народ оказывается перед развилкой: в Россию пойдешь — независимость потеряешь, в Европу пойдешь — последние деньги потеряешь, да и вряд ли дойдешь, а посередине пойдешь — неизвестно, что найдешь.

Для дальнейшего движения стране требуется национальный консенсус, который у оппозиции сейчас есть только по одному вопросу: больше не должно быть никакого Лукашенко. На этом общность интересов протестующих может и закончиться.

Первый существенный разлом протестного движения может случиться по линии цивилизационного выбора будущего Белоруссии. Многие предпочитают обходить эту тему, особенно в России, боясь «сглазить» и получить вторую Украину. Тем не менее идея западного вектора в Белоруссии крайне популярна. Этому во многом способствовал сам Александр Лукашенко, вместо реальной интеграции с Россией проводивший политику «сидения на нескольких стульях», которая сыграла с ним злую шутку. Поэтому неудивительно, что среди активной молодежи распространено мнение о неправильном цивилизационном выборе, когда-то сделанном в пользу Москвы вместо западного мира в лице, например, Речи Посполитой.

С другой стороны, проевропейский выбор также не сможет удовлетворить многих, поскольку помимо чисто мировоззренческих различий имеет колоссальную экономическую цену.

В чем действительно преуспел Александр Лукашенко, так это в выкачивании ресурсов из России, причем без предоставления чего-то серьезного взамен.

Это главный фундамент экономической и социальной псевдостабильности в стране. Сможет ли кто-то другой повторить этот трюк? Едва ли. Готова ли будет Россия снова быть обманутой, особенно если вектор белорусской политики будет ориентирован на Запад? Вряд ли. Наконец, готов ли Европейский союз оказывать реальную экономическую помощь становлению новой Беларуси, особенно в свете собственных проблем? Такой сценарий выглядит утопичным.

Если ответы отрицательные, то какое будущее ждет молодежь и вышедший на улицу рабочий класс?

Нет нужды объяснять, насколько отстала белорусская промышленность от мировых аналогов. Да и высокопроизводительный европейский АПК вряд ли оставит много возможностей для белорусских сельхозпроизводителей.

Второй существенный водораздел — социально-экономическая модель нового государства. Россия в свое время выбрала открытый рынок, который, судя по историческим результатам, является самой эффективной экономической моделью в мире. Тем не менее этот выбор для самой России не дал желаемого эффекта, поскольку ни экономика, ни, главное, большинство населения к этому были просто не готовы.

С другой стороны, сохранение псевдосоциализма в Белоруссии и плавный переход к рынку требуют в текущих условиях значительных ресурсов, которых у страны нет. Приток масштабных иностранных инвестиций в преимущественно устаревшую экономику Белоруссии выглядит маловероятным.

Третий разлом, непосредственно связанный со вторым, вытекает из вопроса о том, кто реально получит основную выгоду от смены власти. Кто может гарантировать, что в Белоруссии, как в 1990-е годы в России, не начнется новый раздел власти и ресурсов? Какими инструментами кроме новых уличных акций будут обладать люди для защиты своих политических и экономических интересов? Насколько возможно построение эффективного гражданского общества в случае такого сценария? Могут ли вообще нормально работать гражданские институты, если в результате будет расти расслоение белорусского общества?

Светлана Тихановская заявляет о том, что белорусский народ терпеливый и понимает предстоящие трудности. Думаю, это выдает в ней не очень опытного политика. Любая революция означает всегда одно: терпение вышло.

Революция — разнонаправленность целей участников, сформировавших лишь временный союз, бескомпромиссность и желание быстрых побед. Именно поэтому так часто революции не приносят желаемого, жестко карая тех, кто их организовал.

И это одна из опасностей белорусской ситуации.

Вторая опасность — частое желание ренессанса режима «твердой руки». В белорусском варианте — появление Лукашенко 2.0. А это всегда путь в прошлое, то есть регресс.


Источник: tehnowar.ru

Опубликовано: 01.09.2020 в 21:01

Автор:

Категории: Новости

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о