Вступление Египта в ливийский конфликт чревато разрушительными последствиями



В ливийской кампании наметился очередной перелом. Теперь в конфликт угрожает вступить в полную силу уже Египет, столкнувшись с турецкими военными и протурецкими боевиками, отправленными президентом Эрдоганом на поддержку Триполи. Насколько реальна война между Каиром и Анкарой, и не осложнится ли дело вмешательством все новых игроков, среди которых могут оказаться Алжир и Франция?

Всего год назад воинство Халифы Хафтара, за которым стояли Египет, Саудовская Аравия, ОАЭ, Франция и даже, негласно, Россия, пыталось взять столицу «бывшей» Ливии, чтобы установить на этой территории единую власть. Однако ПНС Фаиза Сараджа при поддержке Турции, Катара и Италии устояло. Особенно активно себя проявила Анкара, сумевшая выбить для себя в обмен на прямую военную помощь выгодные условия передела морских шельфов Восточного Средиземноморья.

На сегодняшний день именно Турция выглядит наиболее выигравшей стороной. Помимо «Средиземноморского щита» на пути энергетических проектов конкурентов, она получила в северной Африке собственные военные базы, а также контроль над всеми миграционными путями в Европу. Это даст Анкаре возможность оказывать давление на ЕС, что для стран Старого света неприемлемо. Для купирования турецкой активности международной коалиции пришлось выдвинуть нового игрока. Судя по всему, такую роль предлагали Кремлю, но его возможностей вести еще одну войну с Эрдоганом за тремя морями оказалось явно недостаточно.

Уравновесить и привести в чувство турок теперь придется Египту. Эта страна имеет общую границу с Ливией на протяженности в 1200 километров. Каир совершенно справедливо опасается прихода к власти в Триполи джихадистов. Победа ПНС Сараджа с помощью Анкары над Хафтаром и получение контроля над ключевыми территориями станут прологом к ренессансу джихадизма, который представляет угрозу для соседей. Раньше Каир оказывал поддержку Хафтару вооружениями, но ЛНА фельдмаршала бесславно бегут, отступая перед профессиональной армией интервентов и завезенными из Сирии боевиками-головорезами.

Весьма любопытно, на каких основаниях египетская армия может войти в Ливию. Единственным законным (легальным) и международно-признанным правительством в этой стране является ПНС Сараджа. Но оно при этом является нелегитимным (не поддерживается и не признается большинством населения). Каир может ввести войска в Ливию по приглашению Парламента страны, который с точки зрения международного права не является легальным, но по факту легитимен. Вот такая получается любопытная юридическая коллизия, которую по идее стоит взять на заметку другим «геополитикам».

Готов ли Египет реально воевать с Турцией? Вопрос неоднозначный. С одной стороны, экономика этой страны испытывает серьезные проблемы, на носу возможен силовой конфликт еще и с Эфиопией, о чем мы рассказывали ранее. Вести войну одновременно на два фронта – путь к поражению. С другой стороны, сидеть сложа руки египтяне тоже не могут. Каир не желает появления на своей границе исламистского государства. Более того, ему надо вернуть авторитет в арабском мире, тем более, что о его поддержке заявили саудиты и Эмираты.

Вполне вероятно, что Турция и Египет предпочли бы ограничиться неким разделом бывшей Ливии и созданием буферных зон. Но проблема в том, что дальше в игру могут вмешаться новые силы. Так, свое слово может сказать Париж. Недавно в уважаемом издании Le Monde вышла публикация, в которой глава генштаба французской армии Тьерри Буркхард заявил, что Пятая Республика теперь должна готовиться к войне с «симметричным противником», причем, он привел в пример ситуацию в Северной Африке:

На место подавления восстаний приходят новые, «симметричные» противостояния «государства против государства». Разделение зон влияния в Ливии между Турцией и Россией показывает, что такие столкновения могут начаться раньше, чем планировалось, и недалеко от Франции.

То есть, помимо иностранного легиона и «прокси», Париж в состоянии ввести свои войска в Ливию, если посчитает, что его интересы не учитываются должным образом. Еще интереснее то, что с другой стороны против бывшей метрополии может выступить Алжир. Хотя эту страну не принято называть в перечне государств, поддерживающих Сараджа, ее власти прямым текстом выступали на стороне ПНС:

Падение Триполи было бы красной линией, потому что это приведет к краху Ливии.

Интересно, что алжирская армия предпочитает использовать оружие, в основном, российского производства: многоцелевые истребители Су-30МКА, дизельные подводные лодки проекта 636, танки Т-90С, зенитные ракетные системы С-300ПМУ-2 и ЗРПК «Панцирь-С1». Египтяне закупили много дорогостоящего американского оружия, например, танки M1 Abrams и бронемашины MRAP, но также и российские системы ПВО С-300ВМ «Антей-2500», многоцелевые истребители МиГ-29 и злополучные «Мистрали». На подходе также истребители поколения 4++ Су-35.

Конфликт, где Турция и Алжир могут начать воевать с Египтом и Францией, вполне способен радикально перекроить карту Большого Ближнего Востока и чреват разрушительными последствиями для всего региона.

Источник: tehnowar.ru

Опубликовано: 23.06.2020 в 20:52

Автор:

Категории: Новости

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о