Обозреватель FP обнаружил у коронавируса миротворческий эффект

В истории не раз бывало, что тяжёлый экономический кризис приводил к войне между государствами. А сейчас пандемия коронавируса тяжело сказывается на экономике многих стран. Поэтому обозреватель Foreign Policy решил проанализировать, может ли нынешняя эпидемия стать поводом для войны.

2020 год по многим параметрам будет худшим за последние десятилетия, пишет профессор Гарвардского университета Стивен Уолт в своей статье для Foreign Policy. Он перечисляет причины этого: пандемия, экономический кризис, нашествие саранчи в Африке, неразумный президент в США. И хуже может сделать только война. Поэтому автор статьи задался вопросом, насколько более или менее вероятной делают её нынешние условия.

Прежде всего, он отмечает, что ни эпидемия, ни депрессия не могут войну предотвратить. Грипп 1918 года не помешал Гражданской войне в России, а Великая депрессия способствовала подъёму фашизма.

Но учёный из Массачусетского технологического университета рассчитал вероятное воздействие эпидемии коронавируса и сделал вывод, что, наоборот, из-за него война становится менее вероятной. По его мнению, нынешняя пандемия воздействует на все крупные страны, и ни у одной не появляется окна возможностей на фоне уязвимости других. Обычно государства вступают в войну на фоне излишней самоуверенности, а сейчас страны, наоборот, испытывают пессимизм в отношении своих ближайших и среднесрочных перспектив.

Кроме того, война требует собрать много людей в одном месте, а посреди эпидемии это вряд ли возможно. Так что даже самые воинственные лидеры вроде короля Саудовской Аравии предпочитают свернуть военную активность.

Коронавирус также наверняка сократит международную торговлю в ближайшее время. С одной стороны, некоторые считают, что как раз международная торговля препятствует войне. С другой — в последнее время многие конфликты в мире были как раз  из-за торговых разногласий, например, между США и Китаем.

Существует теория, что лидеры, которые теряют популярность внутри страны, могут попытаться отвлечь внимание народа от своих ошибок с помощью войны. Поэтому некоторые американцы опасаются, что Трамп может попытаться напасть на какую-нибудь страну вроде Ирана или Венесуэлы, особенно если подумает, что может проиграть на выборах. Автор статьи с этой теорией не согласен и отмечает, что война — это всегда азартная игра, и если что-то пойдёт не так, она забьёт последний гвоздь в крышку гроба капиталов Трампа. Кроме того, ни одна из стран не несёт непосредственной угрозы для безопасности США, так что даже близкие сторонники Трампа станут задаваться вопросом, зачем он нападает на Иран или Венесуэлу, когда столько американцев гибнет от болезни. Примерно той же логикой, вероятно, будут руководствоваться и другие лидеры.

По другой теории, война даёт рост спроса, и поэтому она может вывести экономику из кризиса и безработицы. В качестве примера сторонники этой теории часто приводят США и Вторую мировую войну. Но автор статьи сомневается в таком развитии событий. Для того чтобы поднять экономику, нужна очень большая война, а сейчас, когда задолженность растёт, вряд ли кто-то станет её развязывать. Тем более есть масса более простых и быстрых способов поднять экономику: от улучшения инфраструктуры до выплат по безработице. А угроза войны отпугивает и инвесторов, в которых заинтересован любой политик.

Война в такой ситуации может быть спровоцирована, если страна видит возможность незамедлительно получить некую значительную прибыль. Так было, например, в 1990 году, когда Саддам Хуссейн решил напасть на Кувейт: экономика Ирака пребывала в ужасном состоянии после войны с Ираном, а нефтяные богатства Кувейта стали бы большим призом. Кроме того, Кувейт был слабо вооружён, а Ирак был должен ему много денег. Но сегодня нет стран в похожих условиях, отмечает автор статьи. Даже захватывать нефтяные страны сейчас невыгодно, учитывая ситуацию на рынках. Он допускает такой сценарий, только если у какой-то слабой страны окажутся все запасы вакцины от коронавируса, но это крайне маловероятно.

Если же рассматривать отдалённую перспективу, то экономический кризис может укрепить фашистские и ксенофобские настроения, подлив масло в огонь протекционализма и излишнего национализма, как то было в 1930-е. Сегодня и до разгула эпидемии были признаки подобных настроений, и при экономических проблемах они могут проявиться во всех уголках мира.

Всё же автор статьи сомневается, что война возможна. Так, чтобы экономический кризис привёл к военным действиям, он должен быть гораздо мощнее. С момента своего основания США пережили больше 40 рецессий, но приняли участие в двух десятках войн, и в основном они не были связаны с экономикой.

Кроме того, войны начинаются лишь тогда, когда государства уверены в быстрой и относительно дешёвой победе. Так было и в 1914 году, и в случае с блицкригом Германии, и в миссии США против Ирака в 2003 году. Впрочем, все эти лидеры просчитались.

Наконец, главная причина вступления в войну — не экономическая выгода, а стремление к безопасности. Так что угроза войны нарастает, когда государства считают, что баланс сил начинает сдвигаться против них. Например, историки считают, что все войны между великими державами с 1848-го по 1918 год начинались как превентивные, а не захватнические.

Так что экономика может сказаться на более широкой политической ситуации, в которой принимается решение о войне, но это лишь один из факторов. Пандемия коронавируса, хоть она и сильно повлияла на мир, вряд ли может привести к войне, делает вывод автор статьи в Foreign Policy. При этом он оговаривается: никогда нельзя исключить важный фактор войны — человеческую глупость.

 


Источник: tehnowar.ru

Опубликовано: 16.05.2020 в 20:57

Автор:

Категории: Новости

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о