Боевые корабли. Крейсера. Картонный золотовоз Республики



Очень интересна история этого корабля, полная противоречий. «Эмиль Бертэн» планировался как крейсер-скаут, лидирующий эсминцы, но по ходу разработки был переделан и построен как крейсер-минный заградитель.

Французское командование изначально готовилось к серии кораблей из 3-4 единиц, но потом решили посмотреть, как оно будет на деле, и был спущен на воду только один корабль, а в серию пошел герой следующего повествования, «Ла Галиссоньер».

«Эмиль Бертэн» провоевал всю войну, но ни разу не был использован в изначальном качестве минного заградителя. Но – прошел всю Вторую мировую «от склянок до склянок».

Начнем с истории создания. Она началась в 1925 году и была весьма оригинальна.

Вообще все началось с проекта минного заградителя. В те годы у Франции было на море два потенциальных противника: Италия на Средиземном море и Германия на севере. Правда, Германию после поражения в Первой мировой войне всерьез можно было не принимать, потому и родилась идея о минной блокаде с помощью быстроходных минзагов.

Исходя из минимальной протяженности одного заграждения в 7,5 миль при максимальном минном интервале 40 м, такие заградители должны были нести около 350 мин.

У французов был проект минного заградителя «Плутон», водоизмещением 5300 тонн, способный принять на борт 250 мин. Проанализировав требования, французские корабелы высчитали, что для транспортировки 350 мин на дальность 2000 миль корабль должен был иметь водоизмещение около 7500 тонн.

7500 тонн – это весьма немаленький корабль, потому было принято решение отказаться от увеличенного «Плутона» в частности и от «Плутона» вообще.

И французы решили просто схитрить и взять количеством кораблей. То есть, устанавливать минные рельсы на всех строящихся кораблях, начиная с 1928 года. Крейсера, лидеры эсминцев/контрминоносцы, эсминцы, колониальные вспомогательные крейсеры – все должны были нести мины. И при необходимости…

То есть, эскадра из 5-8 кораблей могла высыпать в море столько же мин, сколько один специализированный корабль. В принципе – вполне себе идея.

А дальше что было? А дальше было Вашингтонское соглашение, которое очень сильно ударило по Франции и Италии в плане ограничений. Между тем, Франция обладала весьма неслабым набором колоний, которые надо было и контролировать, и защищать. А ограничения по тоннажу не давали возможности построить должное количество боевых кораблей для решения таких задач.

И в итоге родился проект крейсера-минного заградителя водоизмещением 6 000 тонн, способного перевозить до 200 мин, минимально бронированного, но с максимальной скоростью хода, вооруженного орудиями калибра 152-мм.

В целом, это недоразумение должно было удовлетворять всем требованиями международных договоров.

Интересный расклад, не правда ли? Минзаг в 5300 тонн и 7500 тонн – не пойдет, а крейсер с функцией заградителя в 6000 тонн – самое то!

Эскизный проект 1929 г. имел следующие характеристики:
— стандартное водоизмещение: 5980 «длинных» тонн;
— нормальное водоизмещение: 6530 метрических тонн;
— длина: 177 м;
— мощность: 102 000 л.с.;
— скорость при нормальном водоизмещении: 34 узла;
— дальность плавания: 3000 миль 18-узловым ходом.




15 мая 1934 года крейсер был закончен в постройке и предъявлен для испытаний. На первом пробном пробеге 28 июня крейсер развил 34,8 узла, что существенно превышало контрактные 32 узла. Дальше была программа официальных испытаний, во время которой корабль показал 40,2 узла. Скорость, характерную для эсминцев (да и то не всех), но не для крейсера.

После испытаний и устранения недостатков, в январе 1935 года, «Эмиль Бертэн» был зачислен в состав флота.

Корпуса «Эмиля Бертэна» был характерным для французских кораблей межвоенного периода — с полубаком, изогнутым форштевнем и кормовой оконечностью типа «утиный хвост». Для обеспечения высокой скорости хода корпус был сильно заужен — отношение длины к ширине превышало 10,5:1. Скорость действительно впечатляла.



В жертву скорости принесли многое. Вообще французские корабелы старались максимально облегчить конструкцию. Клепкой соединялись только элементы силового набора, все остальные соединения были сварными. Для надстроек и внутренних конструкций широко применяли дюралюминий, в итоге вес корпуса с защитой составил 46% от стандартного водоизмещения.

О защите. Защиты не было. 4,5 % водоизмещения или 123,8 тонны. Была «бронирована» боевая рубка броней 20 мм, погреба были бронированы двумя слоями из листовой брони толщиной по 15 мм каждый. Все.

Элеваторы для снарядов, дальномерные посты, да что там, даже башни главного калибра – все было принесено в жертву уменьшению веса. Кстати, башня ГК на «Эмиле Бертэне» весила 112 тонн, а на «Ла Галиссоньере» — 172 тонны. Почувствуйте, как говорится, разницу.

Чтобы обеспечить хоть какую-то живучесть, корабль внутри нашинковали на отсеки общим числом 14. Довольно продвинуто. За живучесть корабля также должны были бороться девять 30-тонных насосов, пять из которых защищали отсеки с котлами и турбинами.

Борьба с весом, правда, вылилась в необходимость укрепления башен. Крейсер не мог на ходу стрелять полным залпом, сказались слабость конструкции с одной стороны и явная перегруженность носовой части с другой.

Но мореходность и скорость действительно были на высоте. Радиус разворота в 800 метров был так себе, но не критичен.

«Эмиль Бертэн» стал кое в чем первым в истории французского кораблестроения. Именно на этом корабле крейсера привели к единому калибру для легких крейсеров в 152-мм вместо 155-мм и совсем уж экзотичных 164-мм.

И впервые на флоте орудия ГК расположили в трехорудийных башнях. Две в носу, одну в корме. Башни поворачивались электроприводами на 135 градусов по каждому борту.



Управление стрельбой ГК осуществлялось с КДП на мачте, который соединялся с центральным артиллерийским постом. Значения углов горизонтальной и вертикальной наводки передавались в башни системой «Гранат». На случай выхода из строя главного командно-дальномерного поста башни II и III оборудовались 8-метровыми стереодальномерами OPL образца 1932 г.

Все было весьма современно для 30-х годов, но были и негативные моменты. Так как КДП был один, то вести огонь по двум целям было нереально. И второй момент: КДП очень медленно вращался! Оборот вокруг своей оси КДП делал за 70 секунд, что было немного быстрее, чем вращались башни.

А если в бою корабль начинал энергично маневрировать, то происходило временное рассогласование центральной наводки, и башням приходилось переходить на самостоятельное управление огнем.

Два момента, но они могли очень серьезно осложнить жизнь корабля в бою.

Универсальная артиллерия среднего калибра была таковой. Она состояла из весьма неплохих орудий калибром 90-мм и могла как отражать атаки миноносцев, так и вести огонь по воздушным целям. Орудия были весьма скорострельными, до 15 выстрелов в минуту, но при стрельбе по самолетам с углом возвышения более 60 градусов, скорострельность падала из-за неудобства заряжания.



Чего у французов не было, так это приличной ПВО. С этим они схожи с советскими кораблями. А потому и «Эмиль Бертэн» исключением не стал. Так как с автоматами все было печально, крейсер получил всего 4 полуавтоматических пушки 37-мм и 8 пулеметов «Гочкис» 13,2-мм. Орудия в принципе были хороши по снаряду и баллистике, но скорострельность около 20 выстрелов в минуту было для ПВО мало. Пулемет тоже был неплох, но магазинное питание (магазин на 30 патронов) сводило на нет все положительные качества оружия.

Торпедное вооружение «Эмиля Бертэна» состояло из двух трехтрубных 550-мм аппаратов модели 1928Т, располагавшихся на верхней палубе побортно между трубами. Выстрел производился сжатым воздухом, перезарядка в море не была предусмотрена, потому запасных торпед не было.

На корме крейсера установили два съемных бомбосбрасывателя для 52-кг глубинных бомб типа «Жиро». Боезапас включал 21 глубинную бомбу, из которых 6 находились на бомбосбрасывателях и 15 — на стеллаже в непосредственной близости. Бомбометание вручную производил расчет бомбосбрасывателя.

Ну и мины. Минные пути были съемными, длиной 50 метров. Их можно было установить при необходимости, а в походном положении они хранились под верхней палубой. Для установки мин на рельсы служили две кран-балки, а ставил мины расчет вручную.

«Эмиль Бертэн» мог принять 84 мины типа «Бреге» В4. Мина была небольшой (530 кг общего веса) и была разработана для использования на эсминцах и контрминоносцах. В общем, по сравнению с 250 минами первоначального проекта, 84 – как бы не очень весомо смотрелось.

Но и стоит отметить, что за всю свою карьеру «Эмиль Бертэн» поставил всего 8 мин. Это было на испытаниях.

Было и авиационное вооружение. «Эмиль Бертэн» был оснащен 20-метровой поворотной пневматической катапультой «Пеное». Для подъема гидросамолетов с воды имелось два крана грузоподъемностью 2 т, в районе кормовой трубы. На крейсере имелась ремонтная мастерская и емкости для хранения 2,5 тонн авиационного топлива.

По штату крейсер нес два гидросамолета, один постоянно находился на тележке катапульты, а второй, резервный, в разобранном состоянии в специальном ангаре.

Фактически единственным типом, который мог применяться с «Бертэна» был двухместный поплавковый моноплан «Гурду-Лессёр» GL-832, имевший весьма скромные летные характеристики.



Командование корабля очень низко оценило возможности гидросамолета, а потому после многочисленных рапортов, авиационное оборудование было полностью демонтировано в 1942 году.

Двигательная установка состояла из шести тонкотрубных котлов системы «Пеное» с пароперегревателями. Турбозубчатые агрегаты от «Парсонса», четыре гребных винта от Бранда.

Расчетная мощность была заявлена в 102 000 л.с., но на испытаниях «Эмиль Бертэн» показывал намного большую. На пробах 8 августа 1934 г. «Эмиль Бертэн» развил 39,67 уз при мощности 107 908 л.с. и 344 об/мин.

В условиях реальной службы крейсер регулярно развивал 33-узловую скорость, дальность плавания при нормальном запасе топлива составляла 6000 миль 15-узловым ходом, 2800 миль на скорости 20 узлов или 1100 миль на скорости 31 узлов под главными турбинами.

Высокая скорость стала причиной постоянных проблем с гребными винтами, которые были подвержены кавитационной коррозии. Винты приходилось часто менять, пока, наконец, не были разработаны другие, более современной конструкции.

По штату мирного времени экипаж «Эмиля Бертэна» состоял из 22 офицеров, 9 главных старшин, 84 старшин и 427 матросов. Всего 542 человека. Если крейсер выступал в качестве флагманского корабля соединения эсминцев (например), на его борту было предусмотрено размещение командующего соединением и его штаба — до 25 человек.



Естественно, по мере службы, крейсер подвергался модернизациям. В случае «Эмиля Бертэна» это были многочисленные модернизации, поэтому я остановлюсь на тех, которые повлияли на боеспособность корабля.

В течении предвоенного периода 37-мм зенитки образца 1925 г. были заменены четырьмя спаренными 37-мм установками обр.1933 г., оборудованными системой автоматического целеуказания.

В августе-сентябре 1941 г., когда «Эмиль Бертэн» находился на Мартинике, на нем установили 17 пулеметов «Кольт» 12,7-мм, снятых с закупленных в США истребителей «Кертис» Н-75 (2 на крыше башни II, 2 по бокам от боевой рубки, 2 на кормовой надстройке перед трубой, по 1 спереди и сзади от 90-мм зениток на первой палубе, 3 на крыше башни III, 4 на юте).

Кроме того, на бортовых гидросамолетах установили снятые с тех же истребителей американские УКВ-радиостанции. Сами самолеты в сентябре 1942 были переданы в эскадрилью 17S в Фор-де-Франсе, и на этом эпопея с авиационной составляющей была закончена.

На месте ангара и катапульты в 1943 году в Филадельфии возвели ряд помещений, фактически продлив кормовую надстройку. Тогда же (сентябрь-ноябрь 1943) крейсер потерял одно орудие. Причем, потерял не в бою.

Дело в том, что в США решили наладить выпуск 152-мм снарядов для французских кораблей. И для того, чтобы испытывать разрабатываемые снаряды, потребовалось французское орудие. Для проведения баллистических экспериментов было демонтировано среднее орудие из башни II. И в ходе экспериментов ствол заэкспериментировали насовсем, а так как заменить было нечем, то вторую половину войны крейсер действовал с восемью орудиями.

В качестве компенсации (шутка) американцы значительно усилили ПВО корабля. Все пулеметы наконец-то выбросили, а установили 4 четырехствольных 40-мм автомата «Бофорс» Мк.2 (парами на носовой и кормовой надстройках) и 20 одноствольных 20-мм автоматов «Эрликон» Мк.4 (2 на полубаке в районе возвышенной башни; 4 перед боевой рубкой; 4 на кормовой надстройке в районе прежней катапульты, 4 позади спаренной 90-мм установки, 6 на корме). Общий боезапас включал 24 тысячи 40-мм и 60 тысяч 20-мм патронов.

Корабль оборудовали гидролокатором «Асдик» типа 128, двумя кормовыми бомбосбрасывателями (под верхней палубой) с восемью 254-кг глубинными бомбами Mk.VIIH и четырьмя бортовыми бомбометами системы Торникрофта с четырьмя 186-кг глубинными бомбами Mk.VII каждый.

Ну и наконец «Эмиль Бертэн» получил набор американского радиолокационного оборудования, которое в США устанавливали на эсминцы. Поисковые РЛС типа SA (дальность обнаружения до 40 миль) и типа SF (дальность обнаружения до 15 миль), а также станции опознавания «свой-чужой» ВК и BL. Вся радиосвязь была приведена в соответствии с нормами флота США.

Все эти подарки заметно утяжелили крейсер, так что пришлось облегчать. И первое, с чем на «Эмиле Бертэне» расстались, было… минное оборудование! Но нормальное водоизмещение крейсера все равно увеличилось до 7704 т, полное — до 8986 т.

Последняя значительная модернизация была проведена уже фактически после войны, с января по сентябрь 1945 года. Тогда среднее орудие второй башни наконец-то снова установили на место, заменили стволы на всех остальных орудиях главного калибра, демонтировали торпедные аппараты и на их место поставили все те же универсалки 90-мм.

Крейсер получил британские РЛС управления огнем и второй ПУАЗО.

Боевая служба.



17 мая 1935 г. «Эмиль Бертэн» вошел в состав действующего флота и до августа 1936 года корабль занимался рутинными походами, маневрами и визитами.

Что-то похожее на боевую работу случилось в августе 1936 года, корабль отправили к берегам Испании, где разразилась гражданская война. «Эмиль Бертэн» посетил ряд портов Испании, сопровождая пакетбот «Мексик», вывозивший из Испании французских граждан.

Когда началась Вторая мировая война, «Эмиль Бертэн» в Бизерте (Тунис), откуда в конце сентября 1939 года совершил поход в Бейрут (Ливан) и вывез оттуда 57 тонн золота, принадлежавших банку Польши.

В декабре 1939 г. «Эмиль Бертэн» присоединился к тяжелому крейсеру «Фош» в Дакаре, а 8 января 1940 г. крейсера вышли в Центральную Атлантику, где досматривали суда Испании, Италии и Германии.

28 марта «Эмиль Бертэн» с контрминоносцем «Бизон» успешно эскортировали в Оран группу транспортов.
Следующей миссией для крейсера стал поход в Норвегию. Крейсер эскортировал перевозку войск в Намсус, когда произошло интересное событие.

13 апреля крейсер шел в эскорте конвоя «FP-1», перевозившего войска из Бреста в Намсус. 19 апреля в Намс-фьорде крейсер был атакован одиночным немецким бомбардировщиком Ju-88 из состава II/KG 30 (пилот -лейтенант Вернер Баумбах) и получил прямое попадание 500-кг бомбы.

Бомба угодила в кормовую надстройку, прошила ее, две палубы, продольную переборку, внешнюю обшивку чуть ниже ватерлинии и взорвалась в воде.

Неплохо, правда? Своеобразно, конечно, но здесь отсутствие брони сыграло на руку французам. Будь палубы забронированы – бомба в 500 кг наделала бы весьма нешуточных дел. Тем не менее, сквозную дыру в корабле надо было заделывать, и крейсер ушел на ремонт в Брест. Норвегию проиграли без него.

После ремонта «Эмиль Бертэн» снова взялся за перевозку золота!

19 мая 1940 года «Эмиль Бертэн» вместе с крейсером «Жанна д’Арк» отправился в канадский Галифакс. Груз «Эмиля Бертэна» состоял из 100 тонн золота французского национального банка. 2 июня золото было выгружено, а уже 9 корабли вернулись в Брест за новой партией.

12 июня «Эмиль Бертэн» принял на борт около 290 тонн золота и снова пошел в Галифакс. Сопровождал крейсер контрминоносец «Жерфо». Корабли прибыли в Галифакс 18 июня, но выгрузиться не успели, было подписано перемирие. И после подписания этого перемирия из Франции прилетел приказ не выгружать золото в США, а идти в Фор-де-Франс, что на Мартинике.

Золото многим не давало нормально жить. Вот и британские союзники решили, что отпускать «Эмиля Бертэна» обратно опасно, золото может попасть к немцам, а потому к месту стоянки французского крейсера был направлен британский тяжелый крейсер «Девоншир». Явно с неофициальным визитом…

Но французские офицеры оказались прозорливее, и ночью «Эмиль Бертэн» просто смылся и 24 июня бросил якорь на Мартинике.



И три года фактически крейсер был сторожем золота на Мартинике. Во время стоянки в Фор-де-Франсе его носовая возвышенная башня была постоянно развернута в сторону входа в порт на случай возможного британского нападения.

1 мая 1942 г. по соглашению губернатора Мартиники адмирала Робера с американским правительством «Бертэн», как и остальные французские корабли в Вест-Индии, был разоружен и выведен в резерв. После высадки англоамериканских войск в Северной Африке 8 ноября 1942 г. отношения между США и правительством Виши были разорваны, и командир крейсера получил приказ затопить его, но, к счастью, отказался его выполнить.

3 июня 1943 г. колониальная администрация признала правительство генерала де Голля, после чего началось возвращение кораблей в строй.

22 августа «Эмиль Бертэн» отправился в Филадельфию для ремонта и модернизации. По их завершению, 2 января 1944 г. крейсер прибыл в место базирования Дакар. Отсюда корабль совершил два патрулирования в Атлантике, после чего был направлен в Алжир.



В апреле-мае 1944 года «Эмиль Бертэн» совершил пять рейсов в Неаполь, перебрасывая французские и американские войска. Трижды в мае 1944 обстреливал немецкие и итальянские войска в районе Анцио, выпустив почти 400 снарядов главного калибра.

15 августа «Эмиль Бертэн» и «Дюге-Труэн» в составе оперативного соединения TF-87 контр-адмирала Льюиса поддерживали высадку 36-й американской пехотной дивизии на участке «Кэмел» в Нормандии.

Крейсер активно поддерживал десант, выпустив больше 600 снарядов главного калибра.

17 августа «Эмиль Бертэн» перешел к Тулону, где наступала 1-я дивизия «Свободной Франции» и там тоже поддерживал наступление земляков. На счету комендоров крейсера подавление немецкой батареи.

Однажды крейсер сам подвергся изрядной опасности, когда по нему дала три залпа батарея 340-мм орудий с мыса Сепет. К счастью, обошлось.

24 августа 78 снарядами главного калибра разрушил сидевший на мели близ Ниццы итальянский сухогруз «Рандаццо», поскольку имелись опасения, что немцы смогут снять его и затопить в качестве на входе в порт.

Всего до 1 сентября крейсер выпустил по противнику более 1000 снарядов главного калибра.

Последней операций Второй мировой войны для «Эмиля Бертэна» стала поддержка войск в районе Ливорно.



После окончания Второй мировой войны фактически все боеспособные корабли французского флота собрались на Дальнем Востоке. И из одной войны Франция тут же оказалась в другой — за Индокитай. Но если во Второй мировой Франция как-то, но «выиграла», то вот в Индокитае 9 лет войны закончились позорным поражением.

В 1947 году «Эмиль Бертэн» был выведен из состава флота в резерв, а потом стал учебным кораблем. 4 года корабль ходил по Средиземному морю, готовя моряков. С 1951 года крейсер стал несамоходным учебным центром вследствие износа машин и механизмов. Последняя точка была поставлена в марте 1961 года, когда корабль продали на слом.

Итог.

В целом неплохая жизнь для корабля. Для французского – вообще шикарно получилось. Основная масса боевых кораблей Франции такими успехами не может похвастаться.

Но «Эмиль Бертэн» так и не стал прототипом большой серии крейсеров нового поколения. Слишком много было недостатков, слишком быстро появились корабли класса «Ла Галиссоньер», которые были более сбалансированными.

«Ла Галиссоньеры» превосходили «Эмиля Бертэна» во всем, кроме скорости: в вооружении, защите, дальности плавания, мореходности.

Да, «Эмиль Бертэн» был весьма новаторским кораблем, но и отсюда просто куча недостатков: бронирование (точнее, полное его отсутствие), слабое ПВО, неэффективное управление огнем. Плюс сложная и капризная силовая установка.

Потому французское флотское командование и предпочло «Эмилю Бертэну» «Ла Галиссоньера». Но об этом – в следующем материале.

А всем любителям истории позволю себе порекомендовать отличное произведение Сергея Патянина «Легкий крейсер «Эмиль Бертэн». Франция».

Источник: tehnowar.ru

Опубликовано: 16.05.2020 в 18:42

Автор:

Категории: Армия и флот

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о