Полуправда лоббистов дистанта хуже явной лжи: как НКО депутата Духаниной продвигает электронную школу

Еще в середине апреля НКО на госдовольствии под названием «Фонд «Национальные ресурсы образования»», которым руководит зампредседателя Комитета по образованию Госдумы РФ, а также глава проекта ОНФ «Равные возможности – детям» Любовь Духанина, опубликовала итоги опроса почти 2500 родителей и 2700 школьников по всей стране, ставящего задачу узнать отношение обучающихся, их пап и мам к дистанционному обучению. Несмотря на вполне очевидные результаты, которые с рядом оговорок можно назвать объективными, месяц спустя во многих крупных официозных интернет-СМИ, включая «Российскую газету», появились материалы по итогам данного опроса, весьма лояльно настроенные и даже активно пиарящие дистант – с прямыми цитатами госпожи Духаниной. Для редакции «Катюши» вполне очевидно, что это и было главной задачей фонда чиновницы на подхвате у глобалистов, которая ранее активно пиарила психологическое сопровождение каждого ребенка и семьи, а также последовательно продвигает оцифровку образования.

Сначала посмотрим на самые главные цифры опроса, которые говорят сами за себя: большинство родителей уверены: никаким дистанционным обучением школу заменить невозможно (70%), а 60% подростков не хотели бы постоянно учиться удаленно. Почти 50% школьников рассказали, что стали больше уставать после перехода на «электронку». Каждому второму дистанционное обучение дается труднее, чем очное. Для 65% учащихся запоминать и понимать новый материал оказалось гораздо проще во время обычных уроков в классе, а не на удаленке.

Не помогает переход в дистанционный режим и лучше анализировать информацию и формулировать собственную позицию, в том числе по актуальным событиям. Без труда с этим справляются только 40% учащихся из числа опрошенных – на 13% меньше, чем два месяца назад (то есть до апреля 2020 г., когда никто из них не имел дела с дистантом). При этом на фоне длительной изоляции чуть более половины подростков (57%) стали чувствовать нехватку общения с другими учениками, 45% — нехватку общения с педагогами.

Также в опросе фонда «Национальные ресурсы образования» отмечается, что все онлайн-платформы, которыми ученики пользуются в период дистанционного обучения, работают с перебоями. О сбоях обучающих онлайн платформ сообщили 88% использовавших их детей:

«Некоторые задания были недоступны по ссылке, в первые дни сайт часто выдавал ошибку 502. Когда проверяешь ответы, твое решение сначала отображается как неверное, но при наведении курсора оно становится правильным», «Тяжело отправлять задания, всё виснет», «Баги, лаги, неудобство, непонятно, что и где находится, странная система баллов и оценок», «После того как просыпается европейская часть страны, ничего не работает».

Родители, в свою очередь, указывают на недостаток общения с учителями (45%): по их мнению, «школы оказались не просто не готовыми, а не особо желающими что-то менять. Проще написать кучу заданий детям для самообучения, чем подготовить хотя бы 20-минутный онлайн-урок!» (Томская область); «дистанционное обучение должно заключаться не в рассылке параграфов, которые нужно прочитать, и заданий, которые нужно выполнить. Учителя должны проводить онлайн-уроки. У нас в поселке с этим пока очень туго, из-за чего часть детей просто не усваивает материал, а переписывает и отправляет преподавателю готовые ответы» (Красноярский край).

Абсолютно ожидаемо – и об этом неоднократно рассказывали родители в группах патриотических и консервативных общественных организаций, – что в таких условиях значительная часть взрослых в семьях школьников вынуждены брать на себя функции домашнего педагога. Родители отмечают, что помогают выполнять (55%) и проверяют (51%) домашние задания школьников, объясняют отдельные темы программы (49%), хотя занятия вроде как по-прежнему проводят учителя в соответствии со школьными учебными планами – то есть отвечать за качество образования при дистанте по всей логике обязана школа. В каждой пятой семье взрослые подбирают детям дополнительную литературу для чтения, организуют развивающие занятия и стараются разнообразить учебный процесс ресурсами интернета, еще 17% взрослых занимаются сверх школьной программы.

Далее в опросе рассказывается, что именно неготовность детей к самоорганизации якобы «во многом стала причиной роста нагрузки на родителей»: 48% опрошенных мам и пап отметили, что переход ребенка на онлайн-образование потребовал от них уделять его обучению куда больше времени и усилий. Для многих остро стоит вопрос мотивации детей к учебе в домашних условиях: 62% респондентов отметили ее снижение, повышение – только 9%.

И вот как любопытно комментирует эти данные опроса сама Духанина:

«Переход на дистанционное обучение легче всего дается тем детям, которые умеют самостоятельно организовывать свой день, чтобы все успевать. О том, что им без труда удается спланировать учебу, отдых, домашние дела, развлечения, рассказали 22% подростков, еще 38% процентов считают, что у них это скорее получается. Трудности испытывают 26% ребят, 12% признались, что не могут этого сделать вовсе».

Таким образом, депутат-нкошница прямо заявляет, что так называемое онлайн-«обучение» прямым образом связано с самообразованием, самоорганизацией детей и с необходимостью родителей постоянно следить за образованием своих чад! Учителя уходят на второй план, школа как организация умывает руки: показали ученику несколько онлайн-«лекций», дали задание – а дальше так: что понял сам, то понял, если еще родители не работают и нашли время что-то объяснить – слава Богу. А если нет – простите, государство со своей обязанностью полностью обеспечивать процесс передачи знаний новому поколению умывает руки и «уходит с рынка» образовательных услуг. Основной посыл у всей этой электронной школы именно такой.

При этом поразительно, что негативных выводов относительно дистанта из приведенных выше сведений никто из организаторов опроса не сделал. Напротив – госпожа Духанина, а вслед за ней «Российская газета» и иные СМИ начали брать на флаг другие, менее значимые, но выгодные им данные из опроса. К примеру, 21% школьников увидели для себя новые возможности: им интересно попробовать учиться в новом формате. Понятно, что среди детей нет методистов и педагогов со стажем – всегда найдется много ребят, любящих эксперименты и перемены, в том числе в образовании. Но Духанина использует этот момент, чтобы на голубом глазу заявить:

«При этом и эксперты, и некоторые родители считают – когда пройдет первый шок, интерес к возможностям дистанционного обучения у ряда семей возрастет. В Совете Федерации уже призвали оформить правовой статус дистанционного образования, поскольку в школах и вузах начали органично сочетать как традиционные, так и дистанционные, цифровые технологии обучения», – гласит заметка об итогах опроса на сайте фонда депутата.

Все сказанное Духаниной прямым текстом коррелирует с пояснениями кандидата исторических наук Ольги Четвериковой на майском онлайн-митинге против оцифровки России. Приведем прямую цитату:

«Подчеркиваю: речь не идет о том, что Матвиенко объявила эту форму обучения основной, что более всего возбудило родителей. Им и не нужно делать дистант основным, на первом этапе он будет сочетаться с традиционной формой, но им надо любой ценой его легитимизировать. Им надо ввести в ФЗ «Об образовании» понятие «дистанционной формы обучения». Таким образом они смогут легализовать все цифровые персональные обучающие платформы, которые развивает сегодня Сбербанк, в качестве нормы. Они будут временно сосуществовать с традиционным образованием, чтобы затем вытеснить его на задворки и окончательно лишить права на существование – все строго в соответствии с форсайт-проектом, там сроки слома и ликвидации традиционных систем назначены на 2022-2030 гг.».

Так что фонд Духаниной прекрасно справляется с данной задачей: на первом этапе легализовать дистант наравне с традиционным очным образованием, надуть из него мыльный пузырь якобы такой же нужности и важности, что и классические занятия с учителями в классе. Тем более, смотрите, какую подборку комментариев учеников делает этот фонд:

«22% ребят учиться стало легче, еще 22% считают, что с точки зрения сложности мало что изменилось: «Дома мне очень нравится, я бы всегда учился на дому, но все же я еще не привык к такой форме обучения. Мне кажется, что стали задавать больше уроков, чем раньше. Общения мне немного не хватает, но в целом мне очень хорошо» (13 лет, Ивановская область), «Мне психологически легче учиться дистанционно, учителя не давят на меня, и я их не вижу, но по классу скучаю» (16 лет, Курская область)».

Смотрите-ка, оказывается и дома уже учиться здорово – учителя не давят, да и не видно их, может они и не нужны уже вовсе? Зато какой психологический комфорт… конечно, общения со сверстниками-друзьями нет никакого, но и без этого можно прожить, не правда ли? И если вы думаете, что по итогам опроса Духанина остановилась на уже сказанном, то ошибаетесь.

«Необходимо законодательно оформить не только дистанционное общее, но и дополнительное образование. Это позволит упростить требования к оформлению дистанционных программ кружков и секций. Сегодня основной объем требований связан именно с помещением для проведения занятий, и соответствовать им крайне сложно. Еще до карантина для многих ребят интернет был единственной возможностью изучать основы игры на гитаре, скетчинг, йогу, японский язык. Введение этой формы обучения в нормативное поле позволит многим педагогам впервые получить лицензию, поскольку будет оцениваться в первую очередь программа обучения», – вот так лоббистка элеткронной школы решила сыграть по-крупному.

Причем многие педагоги, ранее не имевшие опыта преподавания от слова «совсем», по мнению Духанина, сразу смогут стать лицензированными специалистами по дистанту. Чему такие учителя смогут научить детей – оставим на совести депутата, вроде как призванного отвечать за качество нашего образования в Госдуме. Ну а йога и прочая физкультура на удаленке – это уже просто откровенное издевательство над детьми и родителями. Впрочем, и на этом главная героиня нашего материала не останавливается.

Еще одна прямая цитата из итогов опроса на сайте фонда:

«По словам Духаниной, будущее цифровой школы связано с появлением в ней специалистов нового типа, в том числе в сфере онлайн-образования – методистов и тьюторов электронного обучения, координаторов онлайн-платформ, проектировщиков индивидуальных образовательных траекторий:

«Это профессии ближайшего будущего, которые уже развиваются в сегментах высшего, дополнительного профессионального, корпоративного онлайн-образования. Для цифровой школы нужна принципиально другая педагогическая конструкция, которая до сих пор в нужных масштабах не создана. Задачей этих специалистов будет перевести цифровую школу из формата хранилища видеоуроков, тестов и оцифрованных учебников в новое качество, которое перевернет и умощнит существующие процессы.

Одним из элементов такой школы Духанина видит учебные модули на стыке наук, предусматривающие различную глубину изложения, разное время изучения и требования к освоенности предшествующего содержания. Ряд модулей может осваиваться с опорой на предшествующие, другие же в той или иной степени автономны. Модули позволят интегрировать различные темы и даже различные предметные области. В перспективе в соответствии с тематическими модулями может быть организована вся учебная программа».

После слов о координаторах онлайн-платформ вместо учителей и индивидуальных образовательных траекториях, а также о «принципиально другой педагогической конструкции» у тех, кто в теме, должны отпасть последние сомнения. Мозги госпожи Духаниной, увы, полностью промыты форсайтщиками-трансгуманистами типа господ Лукши и Пескова, и она просто вторит их проекту «Образование-2030», завезенному к нам от «уважаемых партнеров» (подробный разбор этого «шедевра» расчеловечивания – см. в материале «Катюши» ).

И вот с этого момента надо четко понимать, что Духанина и связанные с ней фонды и программы непосредственным образом участвуют в уничтожении традиционной школы и всех традиционных форм образования в нашей стране и ее замене на глобальную кастовую систему получения биообъектами базовых навыков и компетенций, замену фундаментальных предметов и дисциплин «модулями» для недалеких товарищей, не требующих никакой глубины изучения и изложения. Все традиционные предметы, равно как и оценки и экзамены с учителями, будут полностью устранены из учебного процесса согласно методичкам форсайтщиков, и госпожа Духанина всячески приближает их планы, списанные с западных программ «устойчивого развития» и презентованные в недрах контор типа ВШЭ, МШУ «Сколково» и АСИ несколько лет назад.

В конце этого во всех отношениях показательного опроса фонд Духаниной приводит рубрику «прямая речь» – типа дает слово ученикам из разных регионов России, а по факту приводит лишь три мнения, каждое из которых в той или иной форме поддерживает введение удаленного электронного образования, причем в отдельных цитатах оно прямо приравнивается к заочному/самостоятельному обучению вне стен школы и якобы называется учениками безусловным плюсом! Что и требовалось доказать.

В конце материала хотим напомнить всем неравнодушным родителям, что 10 апреля 2020 г. была запущена горячая линия Рособрнадза (88003330831) по вопросам дистанционного обучения, также открыта горячая линия Министерства просвещения (88002009185) по той же теме. Все неравнодушные граждане, родители, ученики, педагогическое и академическое сообщество могут звонить по этим телефонам и высказывать свое отношение против любой формы дистанционного обучения (за дистант мы, по понятным причинам, никогда никого агитировать не собираемся). По желанию представители власти возьмут у вас под запись информацию о вашем городе, школе, классе и конкретных аргументах против электронной школы. Помимо уже приведенных выше ссылок и материалов в качестве аргументов каждый может использовать свежие рекомендации по гигиене обучающихся от НИИ при Минздраве и Минпросвете, а также заявление против дистанционного образования, размещенное на официальном сайте Общественного уполномоченного по защите семьи.

Обращаем внимание всех неравнодушных граждан, что в случае малого количества звонков с аргументами против дистанта, уже с сентября 2020-2021 учебного года удаленное обучение наверняка будет узаконено лоббистами типа Духаниной на постоянной основе, и тогда пути назад для нашей страны уже не будет. Долг каждого русского патриота сегодня – защитить нашу традиционную школу, наших учителей, нашу фундаментальную педагогическую базу и обучение без оцифровки и уподобления человека машине. Только вместе мы сможем остановить этих оптимизаторов-расчеловечивателей.

РИА Катюша

Источник: kidsomania.ru/

Опубликовано: 16.05.2020 в 11:11

Автор:

Категории: Семья

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о