The Conversation (Австралия): почему в России и Африке так мало подтвержденных случаев заражения коронавирусом?

С момента начала пандемии COVID-19 в китайском Ухане в декабре 2019 года этот вирус распространился на 160 стран мира. В нескольких странах наблюдаются серьезные эпидемии — это Китай, Южная Корея, Италия, Иран, Испания и Франция. В других странах, включая Соединенные Штаты и Соединенное Королевство, стремительно растет число заболевших. Однако большинство стран мира сообщает об очень небольшом числе зарегистрированных случаев заражения коронавирусом — или вообще об их отсутствии.

Хотя вполне вероятно, что этот вирус пока не достиг некоторых стран и не начал там распространяться, многие из этих стран имеют крепкие торговые и миграционные связи с Китаем. В связи с этим возникают следующие вопросы: являются ли такие низкие показатели заражения следствием того, что вирус попросту не попадает и не закрепляется в этих странах? Может ли это быть следствием эффективного пограничного контроля? Или же в этих странах попросту отсутствуют эффективные методы скрининга и отчетности?

Распространение инфекционного заболевания за пределы страны, где возникла его вспышка, — это сложный процесс, в котором задействовано множество факторов, однако в основе всего лежит такой фактор, как передвижения людей. Существует несколько параметров, с помощью которых можно оценить масштабы передвижений: путешествия (прибытия в страну и выезд из страны), миграция, торговля и близость. Если рассмотреть число подтвержденных случаев заражения COVID-19 в контексте перемещения людей и товаров между Китаем и другими странами, то вырисовывается следующая картина (см. таблицу ниже — данные от 15 марта).

Хотя это весьма упрощенный анализ передвижений людей, в глаза сразу же бросается тот факт, что в России зарегистрировано всего 63 подтвержденных случая заражения коронавирусной инфекцией. Учитывая, что Россию с Китаем связывают очень крепкие связи — туризм, эмиграция, иммиграция и развитые торговые отношения, — такие низкие показатели вызывают массу вопросов, особенно если принять во внимание, что в других странах, поддерживающих настолько же тесные связи с Китаем (Япония, Южная Корея и Соединенные Штаты), уже зафиксирован довольно высокий уровень внутренней передачи коронавируса среди населения.

Кроме того, интерес вызывает еще и то, что в 15 странах, которые имеют общую сухопутную или морскую границу с Китаем, было зафиксировано всего 310 случаев заражения коронавирусом. Индия сообщила о 108 случаях, а в десяти других стран было зафиксировано от 0 до 5 случаев. Учитывая, что у большинства этих стран очень крепкие отношения с Китаем — торговые и туристические — такие цифры вызывают удивление.

Всего несколько случаев в Африке

Помимо России в мире есть и другие регионы, где было зафиксировано очень мало случаев заражения COVID-19 — или вообще ни одного. В Африке только Египет сообщил о 126 случаях заражения, тогда как в большинстве стран было зафиксировано менее пяти случаев.

В 54 государствах Африки было зафиксировано только 253 случая заражения коронавирусной инфекцией — при том, что общее число заболевших в мире составляет 167 519 человек. Есть несколько возможных причин такого низкого числа зафиксированных случаев в этих странах.

Сейчас мы все переживаем начальную стадию пандемии COVID-19, поэтому неудивительно, что в некоторых странах пока не было случаев заражения и внутренней передачи коронавируса среди населения. Однако понять причины, по которым эти порой тесно связанные с Китаем страны сообщают о таком низком уровне заболеваемости, крайне важно для сдерживания этой пандемии. Существует целый ряд объяснений таких низких показателей, в том числе слабые связи в сфере туризма, эффективный пограничный контроль и ограничения на въезд, особенности местного климата, отсутствие механизмов скрининга и отсутствие отчетности.

Если рассматривать пункт о передвижениях людей, то для многих из этих стран характерно весьма незначительное число тех, кто пересекает границу с Китаем. Этому способствуют и ограничения на перемещения, введенные китайскими властями на раннем этапе эпидемии, которые, вероятно, позволили отсрочить прибытие COVID-19 во многие страны Африки. Если это так, то число заражений там может существенно вырасти в ближайшие две недели из-за того, что жители многих европейских стран продолжают активно летать в государства Африки.

Некоторые страны, поддерживающие крепкие связи с Китаем, тем не менее, сообщают о сравнительно низком уровне заражения коронавирусом (в Японии и Сингапуре менее 1000 официально зафиксированных случаев заражения). Эти страны очень рано приняли эффективные меры по выявлению заболевших на границе и ведению наблюдения, что, вероятно, позволило держать под контролем процесс внутренней передачи инфекции среди населения. Если они продолжат принимать эти меры, то в ближайшие несколько недель в этих странах будет фиксироваться весьма умеренный рост числа заболевших.

Довольно интересно, что большинство случаев заражения коронавирусной инфекцией были зафиксированы к северу от Тропика рака. В настоящий момент к югу от Тропика рака зафиксировано только 2025 случаев. Число заболевших в странах, находящихся в тропической зоне или в южном полушарии, составляет всего 1,29% от общего числа случаев заражения. Это может быть отражением глобальных тенденций перемещения людей и торговых отношений с Китаем, а может свидетельствовать о влиянии особенностей климата на распространение COVID-19.

Кроме того, вполне возможно, что целый ряд тропических инфекционных заболеваний маскируют случаи заражения COVID-19, который зачастую вызывает не слишком выраженные неспецифические симптомы.

Если связи в сфере перемещений людей представляют собой фактор, сдерживающий распространение COVID-19, тогда в ближайшие две недели следует ожидать рост числа заболевших — касательно Африки об этом написано выше. Если климат каким-то образом влияет на передачу вируса от человека к человеку, тогда число заболевших будет оставаться незначительным до наступления более прохладной погоды в южном полушарии. А если другие заболевания маскируют проявления COVID-19, тогда в этих странах число официально подтвержденных случаев будет низким, тогда как реальное число заболевших вырастет.

Наконец, низкое число официально подтвержденных случаев во многих странах может объясняться отсутствием методик и средств для проведения анализов, а также отсутствием адекватной отчетности. Многие страны ведут политику, в рамках которой обследование проводится только у людей с тяжелыми симптомами заболевания, вернувшихся из стран, где коронавирус уже быстро распространяется среди местного населения. Это повлечет за собой существенное занижение данных о числе заразившихся и может поставить под угрозу способность властей сдерживать распространение пандемии. Как заявили представители Всемирной организации здравоохранения, «невозможно бороться с вирусом, если вы не знаете, где он. Найдите, изолируйте, возьмите анализы и лечите в каждом конкретном случае заражения, чтобы разорвать цепочку передачи».

У других стран, возможно, попросту нет инфраструктуры и ресурсов, чтобы они могли позволить себе тестирование в значительных масштабах, что ограничивает их способность контролировать распространение этого заболевания внутри их границ и создает вероятность возникновения нового очага эпидемии. Кроме того, вполне возможно, что многие страны не сообщают о случаях заражения или существенно занижают цифры, чтобы сохранить репутацию и предотвратить те экономические трудности, которые могут сопутствовать мерам по сдерживанию заболевания.

Опасная игра

Сильную тревогу вызывает то, что, поддерживая такие тесные связи с Китаем и имея протяженную общую границу с ним, Россия сообщила всего о 63 случаях заражения. Хотя возможно, что этот низкий показатель стал следствием эффективного пограничного контроля и скрининга, возникают подозрения, что на самом деле это следствие либо отсутствия скрининга, либо нежелания властей сообщать о количестве заболевших. В сочетании с информацией о том, что именно Россия стояла за несколькими кампаниями по распространению дезинформации касательно COVID-19, это наталкивает на мысль, что Россия, возможно, играет в опасную игру со здоровьем всего мира. Будем надеяться, что российские власти просто смогли обеспечить эффективный пограничный контроль, но время покажет.

Речь идет о стремительно распространяющейся пандемии, борьба с которой потребует слаженной работы стран по всему миру. Как говорит генеральный директор Всемирной организации здравоохранения Тедрос Адханом Гебрейесус (Tedros Adhanom Ghebreyesus), «мы все в одной лодке».


Источник: tehnowar.ru

Опубликовано: 20.03.2020 в 20:58

Автор:

Категории: Новости

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о